Александр черкасов вор в законе. Вор в законе черкас. Толя Черкас предложил рэкет

Как в 1970-х «воровской мир» стал 4-й властью в СССР | УКРАИНА КРИМИНАЛЬНАЯ

Александр черкасов вор в законе. Вор в законе черкас. Толя Черкас предложил рэкет

В 1960-х власть взялась за жестокую ломку арестантского и воровского мира. В начале 1970-х воры провели глубокую реформу своей системы, результатом которой стало появление «общака» и рэкета цеховиков с установленной «десятиной». Деньги воровского мира пошли на поддержание зон, что привлекало в него «мужиков». Воры становились 4-й властью в СССР.

К середине 1950-х после продолжительных «ссучьих войн» и восстаний в лагерях на зонах СССР установился относительно мирный и либеральный режим. Однако это время продлилось недолго, и уже в начале 1960-х власть снова взялась за ужесточение режима в тюрьмах.

 Началом ломки послужило Положение об исправительно-трудовых колониях и тюрьмах союзных республик от 3 апреля 1961 года. Цель перед «тюремщиками» была поставлена достаточно ясная. Прежде всего – по возможности дифференцировать осуждённых, развести их по разным режимам в зависимости от тяжести преступления и профессионального уголовного стажа.

Таким образом власть пыталась свести на нет влияние «воров» и их «идей» на основной контингент арестантов, искоренить арестантские «законы», «правила» и «понятия».

«Законченные» «урки» должны сидеть в «своих» колониях и лагерях, «первоходы» – в своих.

При этом и для впервые осужденных вводились режимы разной строгости – в зависимости от тяжести преступления: для «тяжеловесов» создавались отдельные колонии усиленного режима.

Было решено, что пора кончать с неоправданным «либерализмом» в отношении лиц, отбывающих наказание «за колючкой». В тюрьме должно быть тяжело и страшно! Пусть тот, кто её прошёл, будет вспоминать о ней с ужасом и другим закажет туда попадать.

В результате осуждённые лишились многих льгот, завоёванных ими в буквальном смысле кровью в 1950-х.

Вместо этого были введены драконовские ограничения – в том числе на переписку с родными, на получение посылок и передач, на приобретение в магазинах колоний продуктов питания и предметов первой необходимости, запрещалось ношение «вольной» одежды и т.д.

Малолетним преступникам, например, разрешалось не более 6-ти посылок-передач в год, а взрослым, в зависимости от режима, от 1-й до 3-х передач. При этом вес посылки или передачи не должен был превышать 3-х килограммов.

Мясо, мясные изделия, шоколад, цитрусовые и пр. были категорически запрещены к передаче арестантам. Да к тому же право даже на такую жалкую передачу осуждённый получал не ранее чем после отбытия половины срока.

В тюрьмах передачи и вовсе были запрещены.

То же самое и со свиданиями. Взрослым арестантам, в зависимости от вида режима, предоставлялось от 2-х до 5-ти свиданий (длительных и краткосрочных) в год. В тюрьмах «сидельцы» были лишены и этого. При этом администрация имела право за «нарушения режима» вовсе лишать зэка передач и свиданий…

Но не это главное. «Мужик» «пахал» и при новом режиме. Однако теперь он должен был изыскивать возможности «вертеться», добывать своим трудом пропитание в обход официальных правил (лагерный «ларёк» позволялся раз в месяц, в нём можно было «отовариться» на 5-7 рублей)

Тут-то и протягивали руку помощи «чёрные», лагерная «братва». Стали расцветать нелегальные арестантские кассы взаимопомощи под контролем «воров» – так называемые «общаки».

Налаживались через подкупленных работников колоний нелегальные «дороги» на волю, по которым потекло в «зоны» всё то, что строжайше было запрещено: колбаса, шоколад, чай, деньги, водка, наркотики. Конечно, за баснословные цены – но «за колючкой» было всё. И только благодаря «воровскому братству». «Мужик» резко колыхнулся в сторону «законников».

Тем более что теперь «честные воры» и их подручные на первое место стали выдвигать идеи «защиты справедливости», «братства честных арестантов», во главе которого стоят «честные воры».

Несмотря на всю стойкость и волевые качества лидеров «воровского ордена», «законники» вынуждены были считаться с невесёлыми реалиями, сложившимися в местах лишения свободы. «Ментовскому беспределу» и невиданному «прессу» необходимо было что-то противопоставить, чтобы «братство» «воров в законе» не только удержало, но и укрепило власть и в «зонах», и на воле.

https://www.youtube.com/watch?v=9w1sycjIVpI

Идеологом таких перемен стал «вор в законе» Черкас, в миру Анатолий Павлович Черкасов.

Черкас принадлежал к новому поколению «законных воров», многие из которых прошли обряд «крещения» в начале 60-х во Владимирской тюрьме строгого режима. «Вором» Черкас стал в зрелом возрасте.

И уже при «коронации» заведомо нарушил «кодекс чести» «законника». Он скрыл, что во время Великой Отечественной был награждён за храбрость и мужество двумя орденами Славы.

Анатолий Черкасов предложил внести несколько серьёзных изменений в «воровские законы».

Прежде всего, отменить обязательное правило, согласно которому «честный вор» обязан был долго не задерживаться на свободе и раз в несколько лет «чалиться» «за колючкой» (настоящий «законник» также и умереть должен был не где-нибудь, а на тюремных нарах).

Наоборот, заявлял Черкас, необходимо сохранить «цвет» «воровского братства», чтобы укреплять влияние «законников» в уголовном сообществе. И, конечно, в местах лишения свободы.

Но в «зонах» разумнее проводить свою политику преимущественно через «положенцев» и «смотрящих» – доверенных лиц «воровского мира» из числа особо авторитетных «жуликов» (самая высокая «масть» в преступном мире, следующая сразу за «вором»; к середине 70-х их стали называть также «козырными фраерами»).

Отсюда вытекало следующее предложение Черкаса.

Поскольку власти ужесточили карательную политику в отношении уголовников, он предложил в основном «бомбить» тех «клиентов», которые не станут обращаться за помощью в правоохранительные органы – прежде всего подпольных предпринимателей-«цеховиков», наркодельцов и даже сутенёров.

При этом соблюдая «справедливость», то есть не доводя людей до отчаяния, когда они могут кинуться искать защиты у милиции, несмотря на угрозу собственной свободе. Другими словами, «идеолог» предлагал заниматься обыкновенным рэкетом, заставляя подпольных предпринимателей делиться «по-честному» неправедно нажитым добром.

Наконец, особую значимость в новых условиях приобретало третье предложение Черкаса.

Раз «менты» пытаются сломить «воров» при помощи подписок, требуя письменного отказа от преступной деятельности, применяя для этого физическое воздействие и стремясь раздавить непокорных, то разумнее всего идти им навстречу и давать такие подписки! Ведь ещё в старом «законе» существовала норма о том, что слово, данное «фраеру» или «менту», ничего не стоит! «Законник» даже освобождался от чувства благодарности к какому-нибудь «штемпу», пусть тот и оказал ему важную услугу (вплоть до спасения жизни).

В завершение Черкас предложил использовать в своих целях высокопоставленных чиновников и даже работников правоохранительных органов, покупая их услуги и обеспечивая этим себе надёжное прикрытие – «крышу».

В начале 70-х годов в Киеве на многочисленной «сходке» «воров в законе» все эти изменения были возведены в норму «закона». Этот «представительный форум» открывал очередную главу в развитии «воровского движения» – рождение «новых воров», с новыми принципами, методами руководства, приёмами борьбы против недругов, жизненным укладом и «моралью».

Весь период 70-х годов в уголовном мире проходит под знаком уверенного возрождения и укрепления власти и идеологии «воров в законе». Новая тактика приносит свои результаты.

Благодаря «обжималовке» подпольных бизнесменов и им подобных преступников наполняются «общаки».

«Законники» благополучно гуляют на свободе и осуществляют «идейное» руководство криминальным и арестантским сообществом, при этом не подвергая себя риску ни в малейшей степени.

Правда, поначалу уголовное «братство», следуя рекомендациям Черкаса, с такой неукротимой энергией бросилось «обжимать деловых», грабить «подпольных миллионеров», что последние были вынуждены вырабатывать адекватные меры. «Цеховики» стали обрастать телохранителями и собственными группами «боевиков» для защиты своей безопасности и безопасности своего бизнеса. Запахло большой кровью.

И тут «воры» в очередной раз оказались на высоте. Они собрали в 1979 году в Кисловодске представительную «сходку», на которую впервые в истории «воровского движения» были приглашены представители противоположной стороны – «цеховики».

После долгих и продолжительных обсуждений непростого вопроса о мире и взаимопонимании стороны в конце концов постановили: теневые предприниматели обязаны выплачивать представителям «цивилизованного рэкета» «десятину» — 10% своих «левых» доходов.

Уголовная «крыша», со своей стороны, обеспечивала им защиту от «залётных» бандитов и мелких хулиганов.

«За колючкой» дела тоже относительно нормализовались. Оказываясь в местах лишения свободы и попадая под «ментовскую ломку», «воры» в критических ситуациях давали подписки, уверяя лагерное начальство, что с преступным прошлым будет навсегда покончено.

К этому времени в местах лишения свободы уже неплохо отлажена теневая система лагерной жизни. Основу составляет мощная производственная база колоний и лагерей.

«Мужик», работавший на производстве колонии, мог заработать неплохие деньги – даже с учётом явно заниженных расценок, официально отбираемой «хозяйской половины» (половина заработка просто вычиталась в бюджет) и всех остальных вычетов (за содержание в колонии, погашение иска, алименты и пр.).

Но использовать эти деньги он не мог: они просто накапливались на его лицевом счёте, откуда арестант имел право потратить в месяц мизерную сумму на приобретение товаров в «ларьке» (до пяти рублей в месяц) или переслать эти деньги своей семье.

Фактически такая помощь была легальным способом обналичивания заработанных денег. Этим пользовались «чёрные». Они помогали арестантам, переславшим суммы на волю, «перегнать» необходимую часть этих денег обратно в «зону». Разумеется, не безвозмездно.

Проценты от таких операций шли «на общак», который, в свою очередь, делился на «зоновский» (для нужд арестантов и, в первую очередь, поддержки «братвы» в штрафных изоляторах и помещениях камерного типа) и «воровской» (для поддержки лидеров уголовного мира на свободе).

Привлечению «мужиков» в свои ряды, а также привлекательности новой воровской системы способствовало ещё одно из нововведений «реформы Черкаса» – это почти полная отмена «прописки» в камерах и на зоне, а также системы «опущенных».

Так, в середине 70-х была запрещена процедура так называемых камерных «прописок», когда новички подвергались издевательствам, всевозможным «проверкам на вшивость» при помощи «игр» и «загадок».

Тот, кто не проходил «подписку», мог перейти в разряд изгоев или просто получал свои порции побоев (затрещины, удары тяжёлыми арестантскими ботинками, мокрым полотенцем и т.д.). К концу 70-х «прописка» существовала только в основном среди «малолеток». Но и здесь «крёстные отцы» преступного мира решительным образом её искореняли.

Ведь раскол в арестантском сообществе, увеличение числа униженных, озлобленных зэков было на руку «ментам», которые потом использовали эту недовольную массу против «отрицалов».

(Кстати, это видно и на более позднем (в 1980-е) примере самой жестокой тюрьмы СССР – «Белого лебедя», где в хозяйственной обслуге и активе состояли именно «обиженные»).

В начале 80-х годов «на продоле» (в межкамерном коридоре) ростовского следственного изолятора №1 было выжжено на стене следующее: «Пацаны! Решением воровской сходки (указывалось место и время сходки) прописки в камерах запрещены. Каждая «хата» отвечает за кровь». (Сами сотрудники СИЗО не стирали эту надпись, поскольку она служила стабилизации обстановки в камерах, снижению количества конфликтных ситуаций).

То же самое и в отношении «обиженных». Сам «воровской мир» теперь был настроен резко отрицательно к процедуре так называемого «опетушения» — то есть изнасилования осуждённых за какие-то провинности.

В «правильных хатах» (камерах под контролем «братвы», воровских «смотрящих») за подобную попытку можно было серьёзно ответить.

Во многих воровских «прогонах» тех лет читаем: «Мужики! Прекратите плодить «обиженных»! «Менты» после используют их против вас».

В «зонах» «воровской мир» тоже всячески пытался пресечь беспредел и «обжималовку», наказывать за лагерные грабежи. «Элита» стремилась сделать так, чтобы «мужик» сам нёс ей необходимое и был её союзником (к примеру, в лагерных восстаниях, которые начали возникать в 1970-е).

Советский режим не мог не отреагировать на усиление «воровской системы», превращения её в параллельную ветвь власти. В начале 1980-х, с появлением тюрьмы «Белый лебедь», начинается новая «ломка» «воров». Об этой странице воровского мира Блог Толкователя расскажет позже.

(Цитаты: Александр Сидоров («Фима Жиганец»), «Великие битвы уголовного мира. История профессиональной преступности Советской России», изд-во МарТ, 1999)

(Фото – воры в законы с сайта «Прайм-крайм»)

Источник: ttolk.ru

Tweet

Источник: http://cripo.com.ua/gangsters/?p=198414/

«Гвардейский» вор «в законе»: Про фронтовые подвиги идеолога советского рэкета

Александр черкасов вор в законе. Вор в законе черкас. Толя Черкас предложил рэкет

Черкас. Последнее задержание

12.06.2019 17:27, Москва 290665

Герой данной статьи – Анатолий Черкасов, более известный в определенных кругах как вор «Толик Черкас», имел не только легендарную воровскую биографию, но еще и не менее мифологизированный военный период своей жизни.

С легкой руки разных авторов, в том числе и известного «медийного специалиста по криминалу» генерала Гурова он был сразу записан в «штрафники» и неизменно воевал, как и все «штрафники», в армии не менее легендарного «сидельца» Константина Константиновича Рокоссовского.

Страничка за «Черкаса» в Википедия – фееричный бред, как и ссылки, на основании которых страничка была сформирована.

На самом деле реальность оказалась намного проще, но от этого не была менее героической – хотя и не имела к «штрафникам» никакого отношения. Скажем больше, «Толик Черкас», а во время войны Черкасов Анатолий Павлович был гвардейцем – элитой Красной Армии.

«Черкас» попал в ряды Красной армии в 1942 году (а не в 1944-м как пишут во многих источниках) в отделение разведки 7-й батареи 214-го гвардейского гаубичного артполка 8-й гвардейской гаубичной артиллерийской бригады из состава 3-й гвардейской артиллерийской дивизии прорыва РВГК.

Пока шли позиционные бой военнослужащему гаубичной артиллерии не было поводов отличиться, так как чаще всего гаубицы стояли за боевыми порядками пехотных соединений, поддерживая их огнем, и противника видели только в виде внезапно прилетающих из-за горизонта немецких снарядов и падающих с неба авиабомб.

Однако, после Курской битвы Красная армия с тяжелыми боями пошла на запад и боевая работа тяжелой артиллерии заиграла новыми красками.

Осенью 1943 года началась продолжительная Оршанская операция войск Западного фронта генерала Василия Соколовского и один из этапов операции должен был начаться 14 ноября 1943 года, когда 31-я армия генерала Владимира Глуздовского, наступая севернее Днепра, получила задачу прорвать тактическую оборону противника на глубину 8 км.

В рамках подготовки наступления артиллеристы, танкисты, саперы и пехота увязывали взаимодействие в предстоящем наступлении и 11 ноября «Черкас» отправился выполнять задачу по установке стабильной связи с командирами стрелковых рот одного из полков 251-й стрелковой дивизии, который поддерживала его 7-я батарея. Командиром 251-й с.д. был «майор» Александр Вольхин – еще летом 1942 года генерал приговорен к расстрелу, однако вышку заменили на 10 лет лагерей с отправкой на фронт. С генерал-майора его разжаловали в майоры.

После установления контактов с соседями «Черкас» по своей инициативе облазил всю «нейтралку» и выяснил, что под прикрытием плохой погоды в условиях ограниченной видимости немцы накапливают силы для частного контрудара.

В результате данных «Черкаса» о противнике по немцам был нанесен огневой удар и планы гитлеровцев были сорваны, а Анатолий Павлович был награжден медалью «За отвагу», приказ №06/Н командира 214-го гв.гап от 05.12.1943 года.

Тяжелые бои в Белоруссии зимой 43/44 годов носили крайне ожесточенный характер – 3 февраля 1944 года генерал Соколовский начал Витебскую наступательную операцию, в которой гаубичная бригада «Черкаса» придавалась на усиление 33-й армии генерала Василия Гордова (расстрелянного в 1950 году). Задача 33-й армии была серьезной – наступлением форсировать реки и захватить участок железной дороги Ступнище-Шемиловка, способствовать окружению и уничтожению Витебской группировки немцев. Очередной подвиг не заставил себя ждать и произошел 5 февраля 1944 года, когда 214-й гвардейский гаубичный артполк поддерживал полки 164-й стрелковой дивизии полковника Семена Становского в наступлении на населенный пункт Букштыны (оборону держал немецкий 431-й гренадерский полк из состава 131-й пехотной дивизии). На участке 164-й стрелковой дивизии все сразу пошло не так.

Во-первых, сама дивизия была слабой – на 3 февраля 1944 года она насчитывала всего 4382 человека.

А во-вторых, в первый же день наступления 256-я танковая бригада, приданная ей для усиления, сбившись с разведанного маршрута, влетела в болото и оставила там 8 танков из 22, затем три танка ушли в глубь обороны противника и пропали без вести, еще 5 машин подбили уже немцы. Атаки на Букштыны захлебнулись. Наступление 4 и 5 февраля успеха также не принесли. Общие потери 164-й с.д. за день боя 5 февраля – 177 человек.

К 5 февраля потери в командном составе дивизии были серьезными, выбыли многие командиры взводов и рот, и «Черкас» по своей инициативе повел подразделение автоматчиков на штурм населенного пункта, был ранен, но не вышел из боя, перевязав себя сам, опять возглавил подразделение, которое попало под плотный пулеметный огонь противника, однако раненный «Черкас» не растерялся, вывел автоматчиков из-под огня и, только получив второе ранение, был эвакуирован – за эту решимость и бесстрашие он и был награжден орденом «Слава 3-й степени», приказ №4/н командира 3-й гв.арт.див. прорыва РГК от 27.03.1944 года.

Общие потери 131-й пехотной дивизии немцев за Витебскую операцию составили 316 убитых, 1219 раненных и 303 пропало без вести.

Как известно историкам, по итогам наступлений Западного фронта осенью-зимой 43/44 годов, было целое разбирательство комиссии Маленкова и по результатам расследования генерал Соколовский был снят с должности командующего фронтом. Также были сняты командармы Глуздовский и Гордов. Был снят с должности и комдив 164-й Семен Становский.

Но война продолжалась и ранения не остудили пыл Анатолия Павлович – уже в ноябре 1944 года в районе Ишкарта он опять отличился, когда обнаружил три вражеские цели, которые были уничтожены по его данным.

Особенно командование отметило то, что в отделении разведки, которым «Черкас» к тому моменту уже командовал, будучи гвардии младшим сержантом – разведка организована хорошо.

За это и был награжден медалью «За отвагу», приказ №12/Н командира 214-го гв.гап от 15.10.1944 года.

Постепенно война шла к концу и у многих появилось желание особо жизнью не рисковать, «Черкас» же продолжал проявлять свои лучшие бойцовские и командирские качества.

13 января 1945 года началась Восточно-Прусская стратегическая наступательная операция, в которой приняла участие 5-я армия генерала Николая Крылова в составе 3-го Белорусского фронта генерала Ивана Черняховского. Армии была придана гаубичная бригада, где воевал «Черкас».

Целью операции был разгром всей Восточно-Прусской группировки немецких войск под командованием одного из самых жестоких генерал-фельдмаршалов Рейха Фердинанда Шернера.

В конце января 1945 года Анатолий Черкасов, находясь в боевых порядках 63-й стрелковой дивизии генерала Николая Ласкина, в районе населенного пункта Фришинг обнаружил: замаскированную самоходку, противотанковую пушку, минометную батарею, два наблюдательных пункта противника, 5 блиндажей и 4 пулеметные точки, которые по наведению «Черкаса» были уничтожены артогнем 214-го гвардейского гаубичного артполка – по сути, Анатолий Павлович действовал как арткорректировщик или артнаводчик, профессия эта сложнейшая, опасная и особенно востребованная даже в наше дни. В дальнейшем по своей инициативе он опять выдвинулся на «нейтралку» и установил, что немецкая пехота готовит контрудар – по скоплению немцев навел огонь артиллерии и противник был уничтожен.

28 января 1945 года «Черкас» в районе Гросс-Лаут был ранен в грудь – от эвакуации отказался, продолжая вести наблюдение за противникам, – за все вышеизложенное был награжден орденом «Славы 2-й степени», приказ №22/н Военного Совета 5-й армии от 24.03.1945 года.

В тот день 28-го января потери всей 3-й гвардейской артиллерийской дивизии прорыва РВГК были небольшими: убит один офицер, ранен один рядовой и один сержант – этим сержантом и был Анатолий Павлович Черкасов.

Черкас никогда не был «штрафником» и не брал Берлин, как об этом вещают интернет-ресурсы или важные милицейские чины прошлого в своих интервью, однако его доблесть в боях при освобождении Белоруссии и на земле Восточной Пруссии от этого не становится менее значимой.

Вышеуказанные события показывают, что жизнь не только черная или только белая, а имеет множество оттенков и каждый человек сам творец своей судьбы.

«Черкас» отдал долг Родине, проживая с 1942 года жизнь сержанта-гвардейца, бесстрашного артнаводчика и разведчика – что случилось потом не нам судить, война закончилась и даже некоторые Герои того страшного лихолетья не выдержали реалий мирной жизни и свернули на кривую дорожку – например, летчик Герой Советского Союза Петр Полоз летом 1962 года убил в бытовой ссоре Фомичева, который был охранником самого Н.С. Хрущева, в итоге – расстрел. Морской летчик-истребитель, ГСС Александр Шилков запятнал себя изнасилованием и получил 10 лет. Другой ГСС Михаил Лелякин уже в 1945 году пошел на вооруженный разбой и тоже поломал себе жизнь.

К сожалению, не минула чаша сия и героя нашего повествования.

Мы не будем сравнивать ценность на весах истории двух медалей «За отвагу», двух орденов «Славы» и воровские звезды «Толика Черкаса» – это были две жизни одного человека.

Послевоенные «приключения» Анатолия Павловича – это уже совсем другая история, но помнить все же стоит не только черные страницы его биографии, но и героические периоды его жизни, а уж если и не помнить, то хотя бы не перевирать…

Александр ПОЛИЩУК (специально для ИА «Прайм Крайм»)

Следите за новостями воровского мира на канале Прайм Крайм в Telegram и Яндекс.Дзен

Источник: https://www.primecrime.ru/news/2019-06-12_7234/

Черкасов Анатолий Павлович (Толик Черкас). Тихая «воровская» революция. как в ссср возникла параллельная власть

Александр черкасов вор в законе. Вор в законе черкас. Толя Черкас предложил рэкет

АНАТОЛИЙ ЧЕРКАСОВ “ЧЕРКАС” – ОСНОВАТЕЛЬ РЭКЕТА В СОВЕТСКОМ СОЮЗЕИстория этого загадочного человека похожа на многотомный роман, насколько же романтична, настолько и таинственна. Его называют одним из законодателей нового воровского мира и именно ему приписывают появление в криминальном мире такового явления как “рэкет”.

Именно он сыграл значимую роль во многих событиях советского криминалитета, которые в итоге привели криминальной революции в России и к “великому переделу”.Анатолий Черкасов – человек прошедший войну, кавалер двух Орденов Славы, он же вор старой закалки по прозвищу “Черкас”, уголовник развязавший иную войну, бесславную и криминальную, которая вошла в историю под званием “сучья война”.

Несмотря на свою легендарную личность, о нем самом и его делах известно не так уж и много. Родился будущий законник Толя Черкас 1 января 1924 года. С раннего детства пошел по “воровской дорожке”, занимался сперва кражами, а затем и грабежами.Где-то лет в 20, молодой Толя Черкас, уже успевший отсидеть 5 лет за ряд грабежей по собственному желанию вызвался воевать на фронт в ряды Красной Армии.

Анатолий Черкасов был призван и определен в штрафбат, как и все уголовники, кто защищал родину.По официальным данным, в первый же год службы за проявленный героизм Анатолий Черкасов был награжден орденом Славы и переведен из штрафбата в обычный полк. Войну Анатолий Черкасов закончил в Берлине, имея уже два ордена Славы и пять медалей.

И всю свою воровскую жизнь скрывал эти награды от “товарищей по ремеслу”.В 1946 году после войны Черкасов возвращается в родной Ростов. Но кроме того, как воровать и воевать, он оказалось ничего больше не умеет. На краже его с поличным ловят милиционеры, и он попадает под следствие.На одном из допросов молодой оперативник решил поучить “Черкаса” жизни.

Он стал отчитывать его как школьника прямо в своем кабинете. Много кричал на вора, который в отличии от необстрелянного оперативника, был орденоносцем, который сумел дойти до Берлина. Естественно, что “Черкас” не мог позволить такого к себе отношения.Поэтому об голову оперативника была сломана табуретка.

Впоследствии этого нападения, Черкасов получает срок уже за нападение на сотрудника милиции.В эти годы начинается печально известная “сучья война”. Это был раскол воров в законе на два лагеря – тех, кто в годы войны воевал, и тех, кто считал, что это “западло”.Воров-фронтовиков объявили “суками”, и на воле таких ждала смерть от воровского братства.

А уж на лагере, блатные тем более спешили наказать и убить “ссученых”. Были моменты,когда к Магадану приставали баржи с вновь прибывшими заключенными(по нескольку сотен человек) и их встречали с “заточками” в руках старые не “ссученные” сидельцы и начиналась бойня. Охрана лагерей же с усмешкой отходила в сторону и ждала конца побоища.

Чтобы себя обезопасить, воры-фронтовики объединяются в свой клан, чтобы противостоять идейным законникам. Из “ссученых” воров МГБ (Министерство государственной безопасности СССР) делает оппозицию.”Ссученые” воры прекрасно идут на контакт с администрациями тюрем, агентами МГБ.

Так действовал и Анатолий Черкас, он сплотил вокруг себя много заключенных, и поэтому ему удавалось противопоставить в зоне свою власть власти ворам. Конечно администрация и агенты также помогали Черкасу, как и другим активным лидерам фронтовикам.В 1950 году Анатолий Черкасов вместе с еще одним одесским вором – Василием Пивоваровым (Салавар) отправляются по этапу в Воркуту.

Видимо их объединили с единственной целью – показать ворам, какую власть имеют “ссученые”, то есть те, кто шел на контакт с властью.Василий Салавар также был авторитетным вором, держал Одессу, потом воевал в штрафбате, а закончил войну в звании капитана, командира разведвзвода. Стоит упомянуть, что с “Черкасом” они знали друг друга давно. Поэтому не случайно их определили в одну связку.

О Василии Салаваре можно судить по следующей характеристики, которую дал писатель Вадим Туманов: “Одной из самых беспощадных слыла команда Васьки Пивоварова, созданная в Караганде из отпетых уголовников, провинившихся перед преступным миром и не имевших другого шанса выжить, кроме как вместе с лагерным начальством сломать хребет законному воровскому сообществу.

Пивоваров сам был вором и попал в штрафбат. Повоевав и снова попав в тюрьму, пошёл в услужение чекистам. В его команде также были уголовники-фронтовики, в основном со сроками 25 лет.Цель поездки таких бригад по лагерям состояла в демонстрации силы “сучьей” власти и в окончательном, любыми средствами, подавлении авторитета воров.

Не политические, а именно честные воры выступали организаторами противостояния, и держали в напряжении Систему.Бригада Пивоварова уже была прошла Воркуту, Норильск, Ангарск, Китой и теперь пришла на Колыму, оставляя после себя сотни трупов. Но в итоге именно такие как Анатолий Черкас и Василий Салавар побеждают (Салавара все же зарезали в Караганде).

В 40-е-50-е годы прошли знаменитые воровские сходки в Ростове, Одессе, Новочеркасске, решался вопрос – считать ли ворами тех, кто участвовал в войне или нет. И большинство оставшихся в живых воров проали- считать.Но и тогда воровское движение раскололось. Против сторонников “Черкаса” выступил авторитетный вор в законе Вася Бриллиант.

Всю оставшуюся жизнь эти два авторитетных законника продолжали враждовать. А ведь за каждым из них стояли целые кланы. Хотя другие воры вроде бы смирились с положением “Черкаса”.Анатолий Черкасов не без оснований считается прородителем рэкета в Советском Союзе.

В 1970-м на воровской сходке по его предложению принято было решение разрешить контактировать с властью и милицией и “крышевать” барыг (цеховиков и спекулянтов).В 1970 году в Киеве на берегу Днепра собрались воры в законе, съехавшиеся со всей страны. Известно, что делегатом от Москвы был законник Анатолий Черкасов (Черкас).

Авторитетная сходка постановила, что пришла пора переключаться на более выгодные занятия, чем грабежи и разбои. А потому разрешило заниматься “крышеванием” цеховиков и спекулянтов и иметь при этом контакты с милицией и властями.Это положило начало выводу экономической преступности на более высокий – профессиональный уровень.

Утверждается,что именно “Черкас” на этой сходке произнес судьбоносную фразу: “Бери на дело работника правоохранительных органов,ибо мусор сор из избы не вынесет…”А в 1979 году в Кисловодске состоялась сходка воров в законе и представителей теневого бизнеса, на которой произошло окончательное сращивание профессиональной и экономической преступности.

Результатом “криминального съезда” стало “постановление”: отчислять в воровские “общаки” десять процентов всей прибыли подпольных коммерсантов – в обмен на покровительство, то бишь – “за крышу”.Лидеры организованной преступности попали в поле зрения КГБ в конце семидесятых. Первым пошел на контакт с чекистами как раз авторитетный законник Анатолий Черкасов.

Он заслал в приемную УКГБ на Кузнецком доверенного человека, который и сообщил дежурному офицеру о том, что во время московской Олимпиады в столице якобы готовится “центровой террор”.Спецы из “семерки” (Служба наружного наблюдения.), естественно, отследили гонца и с помощью технических средств грамотно вышли на Черкасова, с ним был установлен личный контакт.

Анатолий Черкас на конспиративной квартире офицеру госбезопасности сообщил об активизации кавказского криминалитета и его скором вторжении на территорию Союза.Законник предупредил о грядущей “этнической войне”, которая начнется с уголовных сфер и перебросится в сферы политические.

Это было сказано в 1980 году! Все исследователи, историки и криминологи выдвинули (и продолжают выдвигать) следующую версию его поступка – мол, славянские воры решили руками КГБ расправиться с кавказцами, убедить КГБ в своей лояльности.Короче,сплошные интриги и хитрые ходы. Чекисты тоже тогда так решили. А ведь все что он сказал – потом произошло на самом деле.

По воспоминанием генерала милиции Александра Гурова, который лично общался с Толей Черкасом, его арестовали и судили за распространение порнографии. Очень напоминает современную ситуацию, когда ворам подкидывают наркотики. Возможно в то время произошла подобная провокация, только с порнографическими фотографиями.В биографии Анатолия Черкасова, авторитетного законника неясно много моментов. Одним из главных таких моментов является его смерть. По одним данным он умер в 1990 году, оставив после себя свою группировку на других воров в законе.По другим же данным Анатолий Черкасов умер 6 сентября 1996 года, и был похоронен на Ваганьковском кладбище в Москве. Отари Квантришвили устроил ему похороны по высшему разряду и поддержал его семью. Но все версии имеют только одно общее, что умер авторитетный законник Анатолий Черкас своей смертью.Парадоксально, но невозможно найти могилу и узнать дату смерти законника, сотрудничавшего со спецслужбами на протяжении почти всей своей преступной жизни. А вот законники, которые были ортодоксально упертыми, открыто покоятся на лагерных погостах.Впрочем имеется информация, что Анатолий Черкасов похоронен на Северном погосте в городе Ростов-на-Дону. А вот в каком именно году история умалчивает..

Биография
Черкасов Анатолий Павлович родился 1 января 1924 года.Находился в СТ-2 тюрьме; Владимир.Находился в ИК-6; Иковка.

Революция статуса Вора в законе

Предложения Черкаса были приняты на сходке «воров в законе» в Киеве в начале 1970-х годов. Они также отменили обязательную для вора регулярную отсидку в зоне, разрешили им контакты с сотрудниками милиции. «Реформа» Черкаса привела к укреплению власти «воров в законе» в криминальном сообществе.

Однако первоначально криминал так зажал «теневиков», что те вынуждены были принять меры самообороны, обзавелись телохранителями, и в некоторых случаях бандиты оказались на службе у наиболее сильных «теневиков» и торговцев. Это грозило вылиться в большую и ожесточенную войну.

Поэтому в 1979 году в Кисловодске состоялся негласный съезд «воров в законе», куда пригласили представителей «теневиков». Там после напряженных споров приняли историческое соглашение: «цеховики» должны были выплачивать 10 процентов прибыли, а воры обеспечивать им защиту и охрану. Территория страны была поделена на сферы влияния преступных сообществ.

Бандиты также стали принимать участие в реализации продукции и налаживании контактов с представителями государственной власти.

Воры входили в экономику. Равнодушие государства к становлению организованной преступности и ее внедрению в местные элиты было смертельно для советского хозяйства и государства. В дальнейшем, с началом горбачевской перестройки (особенно после принятия закона о кооперации в 1988 году), «теневики» и криминальный мир вышли из подполья.

Изучая историю «воровского» (уголовного) мира в СССР случайно набрел в интернете на статью историка Будзиловича «Уличная шпана захватывает Мансонвиль». Каково же было мое удивление, когда в описываемых событиях я встретил фамилии Черкасова и Пивоварова (которые я искал через интернет-поисковики, но по теме криминала).

Стал изучать более подробно деятельность сих господ, и пришел к выводу, что и для церковных историков личности Черкасова и Пивоварова могут быть весьма и весьма любопытны. И здесь, видимо, не случайны уже и их «генетические» союзы, а также любовь Черкасова к пописыванию романов об уголовном мире и «ментах». Поразительное сходство.

В 50-е гг. «всесоюзными паханами» в воровском мире были такие знаменитые «воры в законе» как «Черкас» (Толян Черкасов) и «Салавар» (подлинная фамилия Пивоваров). Оба были ведущими авторитетами в советском уголовном мире, причем и Черкасова и Пивоварова тоже связывала тесная и многолетняя «закадычная» дружба.

Причем, старая гвардия авторитетных «воров» обоих (т.е. и Пивоварова, и Черкасова) считала «суками», но которые позже, убрав конкурентов, сами стали «паханами». Об этих «авторитетных» всесоюзных братках-уголовниках в интернете можно найти очень и очень много интересного.

Самое известное исследование, где упоминается о них: «Российское Зазеркалье. Заметки о циклах уголовного мира»

Поразительное сходство! Не правда ли? Вот только случайно ли оно? Стал наводить справки, и оказывается, что нынешние В.Черкасов и В.

Пивоваров приходятся дальними родственниками связанных тесной дружбой «воров в законе» «Черкаса» и «Салавара». Не «воровским ли братством» и верностью «заветам предков» обусловлена дружба нынешних В.Черкасова и В.

Пивоварова, затеявших (судя по статье Будзиловича), подобно и своим предшественникам, настоящую «сучью войну».

В этом отношении интересно, что вор Пивоваров (кличка «Салавар») был вождем т.н. «сучьей войны», когда после отечественной войны на зонах при поддержке МГБ была фактически уничтожена вся старая воровская верхушка, место которой на зонах посредством поножовщины и заняли «суки» – «пивоваровцы».

Вот что пишут о «доблестях» Пивоварова и «пивоваровцев» тех лет:«Салавар – это на самом деле известный на весь ГУЛАГ вор в законе Пивоваров. “Пивоваровцев” начальство возило по всем тюрьмам, где те “гнули” и “трюмили” воров в законе».

http://www.whoiswho.ru/russian/Curnom/12002/um.htm

А вот еще о:
«”главном суке Советского Союза” Пивоварове (Салаваре)»

1. http://forum.tyurem.net/read.php?3,360

2. http://goodgirls.ru/boooks/book/6847/16.html

3. http://myrt.ru/forum/lofiversion/index.php/t4225.html

Источник: https://www.balaklawa.ru/pervichka/cherkasov-anatolii-pavlovich-tolik-cherkas-tihaya-vorovskaya-revolyuciya-kak-v.html

Какие известные воры в законе сражались на фронтах Великой Отечественной

Александр черкасов вор в законе. Вор в законе черкас. Толя Черкас предложил рэкет

Наряду с многочисленными правами и полномочиями звание вора в законе налагает на человека большую ответственность.

Представитель криминальной элиты не может сотрудничать с официальной властью, он не должен выполнять приказы и поручения сотрудников силовых структур.

Несмотря на это ограничение, некоторые воры в законе храбро сражались на фронтах Великой Отечественной войны, были награждены орденами и медалями за многочисленные подвиги. Что же стало с ними после победы?

Они тоже боролись с врагом

В своей книге «Штрафники Великой Отечественной.

В жизни и на экране» доктор исторических наук Юрий Рубцов пишет, что в 1941-1945 годах в ряды Красной Армии были призваны более 1 миллиона человек, отбывавших наказание в колониях и исправительно-трудовых лагерях СССР. В специально созданные штрафные батальоны попало только 10% бывших заключенных, остальные воевали в обычных войсковых частях.

Идея посылать преступников на верную смерть, под шквал вражеского огня, далеко не нова. Так поступали почти во всех армиях мира. Но война давала уголовникам и политзаключенным шанс обрести свободу. Ведь с бойцов, отличившихся на фронте, снимались прежние судимости.

Сучья война

Но после 9 мая 1945 года наступил мир, и «законникам» пришлось держать ответ перед криминальным сообществом за то, что они выполняли приказы красных командиров, вопреки установленным правилам.

«Суки» – так люди, отсидевшиеся в тылу, пока другие проливали свою кровь за Родину, стали называть воров-фронтовиков. Стерпеть такое отношение орденоносцы Великой Отечественной не могли.

Началась война между ними и «правильными» ворами. Она была очень жестокой с обеих сторон.

При этом фронтовики пользовались поддержкой властей: милиция и лагерная администрация считали их благонадежными людьми, вставшими на путь исправления.

Тем не менее, в книге «Очерки преступного мира» публицист и писатель Варлам Шаламов высказал мнение, что Великая Отечественная сделала побывавших на ней воров в законе более жестокими, убивать людей для них стало намного проще, чем раньше.

Черкас

Легендарный вор в законе Черкас (он же Анатолий Черкасов) родился в 1924 году. С юных лет промышлял кражами, а потом перешел на грабежи. Вскоре попался. К 20 годам он уже успел отсидеть пять лет. Мог бы и дальше отбывать наказание, но после Сталинградской битвы понял, что не простит себе бездействия, пока вся страна борется с фашистскими захватчиками.

Черкас угодил в штрафбат, где шансы погибнуть были очень велики, ведь бывших заключенных отправляли на самые опасные задания.

Но будучи неробкого десятка, вор проявил в борьбе с врагом такую отвагу, что вскоре ему вручили орден Славы и перевели в обычную войсковую часть. Там красноармеец Анатолий Черкасов тоже показал себя с самой лучшей стороны.

Он окончил войну кавалером двух орденов Славы, за проявленное мужество бойца также наградили пятью медалями.

Но в 1946 году прославленный фронтовик попался на краже в родном Ростове. Он разбил табурет об голову оперативника, разговаривавшего с ним неуважительно. Получил срок еще и за это.

Не исключено, что Черкас напал на сотрудника милиции умышленно, поскольку начиналась Сучья война, и «законник» хотел поскорее оказаться на нарах, чтобы помочь другим ворам-фронтовикам в борьбе с «правильными» авторитетами.

Сумев сплотить вокруг себя немало сторонников, Черкас переломил ситуацию, по сути, решив исход воровской войны в пользу тех, кого называли «ссученными». Впрочем, раскол преступного мира СССР заметно уменьшил количество криминальных авторитетов, чему органы власти были только рады.

В конце 40-х – начале 50-х годов воровские сходки в Ростове, Одессе и Новочеркасске сняли все претензии к фронтовикам.

Именно Анатолий Черкасов предложил криминальным авторитетам перейти с банальных грабежей и разбоев на занятие менее рискованное и более прибыльное: крышевание спекулянтов и цеховиков, ради чего стоит приплачивать милиционерам за прикрытие. Состоявшаяся в 1970 году в Киеве сходка запомнилась ее участникам фразой Черкаса: «Мусор сор из избы не вынесет…» Воры поддержали предложение о крышевании цеховиков, поэтому Анатолия Черкасова иногда называют «отцом рэкета».

Когда он умер и где похоронен, точно не известно. Одни источники полагают, что легендарный вор в законе ушел из жизни в 1979 году, другие указывают более позднее время – 1990 или даже 1996 год. Но все сходятся в одном – Черкас умер своей смертью.

Салавар

Во время Сучьей войны одним из ярких соратников Черкаса был вор в законе Салавар (он же Василий Пивоваров). До Великой Отечественной этот авторитетный человек контролировал всю территорию Одессы, через которую морским путем в нашу страну шли большие партии контрабандных товаров.

Перед лицом немецко-фашистской угрозы Салавар также на время оставил свои воровские принципы. Воевал в штрафбате, а победу встретил в звании капитана на должности командира роты разведчиков.

Впрочем, положительного мнения о Салаваре придерживались далеко не все.

Так, российский золотопромышленник Вадим Туманов в своей автобиографической книге «Всё потерять – и вновь начать с мечты…» поделился своими воспоминаниями о пребывании на Колыме.

Автор называет Пивоварова беспощадным бандитом, который подавлял авторитет «правильных» воров, переезжая с группой головорезов из лагеря в лагерь.

Все злодеяния сходили преступнику с рук, ведь он пользовался поддержкой правоохранительных органов. Салавар со своими друзьями убивал криминальных авторитетов, считавших суками всех воров-фронтовиков. Так он «подчистил» Воркуту, Норильск и Колымские лагеря. Правда, умереть своей смертью Василию Пивоварову не удалось. Его зарезали в Караганде в 1950 году.

Кутузов

Вор в законе Кутузов (он же Василий Григин) тоже храбро сражался на фронтах Великой Отечественной войны. В 1945 году, будучи в звании сержанта, получил золотую звезду Героя Советского Союза за личное мужество, проявленное в ходе форсирования реки Дунай. Тогда к Василию Григину и прилипла его кличка, ведь во время переправы сержант лишился глаза.

Преступная карьера Кутузова началась уже после войны. Он впервые оказался в местах лишения свободы в 1947 году – за злостное хулиганство. Потом были еще девять приговоров и «ходок» за колючую проволоку. Последняя случилась, когда вору уже перевалило за 60.

В 1962 году Василия короновали. В качестве «смотрящего» он получил Алтайский край. Интересно, что «законником» Кутузов стал лишь после того, как государственные органы лишили его звания Героя Советского Союза за все совершенные преступления.

В 1991 году вор, которому перевалило за 70 лет, вступил в драку с молодыми бандитами-беспредельщиками, нарушившими законы криминального мира. От полученного ножевого ранения Кутузов скончался.

Вот такими непростыми оказались послевоенные судьбы воров в законе, которые героически сражались с немецко-фашистскими захватчиками.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5d0ddfa2a003db00affe23a5/kakie-izvestnye-vory-v-zakone-srajalis-na-frontah-velikoi-otechestvennoi-5d0f4dd6ef7fdf00afad4f85

Юр-защитник
Добавить комментарий