Как расшифровывается лтп в ссср. Принудительное лечение от алкоголизма

Депутат-единоросс предложил лечить алкоголиков по-советски – в ЛТП

Как расшифровывается лтп в ссср. Принудительное лечение от алкоголизма

Артем Кречетников Русская служба Би-би-си, Москва

Правообладатель иллюстрации Михаил Рогозин/ТАСС

Профессор медицины Николай Говорин, представляющий в Госдуме Забайкальский край, на днях внес в нижнюю палату законопроект о принудительном лечении алкоголиков и наркоманов и возрождении существовавших в СССР лечебно-трудовых профилакториев (ЛТП).

“Простыми уговорами справиться с этой задачей не удается, потому что выраженный алкоголизм – это психическое заболевание”, – убежден он.

Предполагаемая реинкарнация ЛТП названа в проекте наркологическим центром. По замыслу депутата, туда нужно направлять по решению суда лиц, совершивших неоднократные административные правонарушения в пьяном виде, на срок от трех месяцев до года (в СССР – от шести месяцев до двух лет).

Законопроект проходит экспертную оценку и в случае положительного заключения правительства может быть поставлен на ание уже этой весной.

В марте 2016 года минздрав России вынес отрицательное заключение на аналогичную инициативу думского коммуниста Сергея Обухова.

За и против

ЛТП в России были ликвидированы указом президента Ельцина с 1 июля 1994 года. Из постсоветских государств они сохранились только в Беларуси, Туркменистане и непризнанном Приднестровье.

Принудительное лечение и трудовое перевоспитание больных алкоголизмом и наркоманией в лечебно-трудовых профилакториях доказало свою неэффективность: по существу, такое лечение сводилось к двухлетней изоляции больныхиз заключения минздрава РФ, 3 марта 2016 года

В 2013 году за восстановление ЛТП высказался главный внештатный специалист-нарколог минздрава России Евгений Брюн, в 2014-м городская дума Тольятти, в октябре 2017-го депутаты заксобрания Ивановской области.

Критики данной идеи напоминают, что во времена СССР каждый третий “клиент” ЛТП возвращался туда повторно, а случаи излечения от алкоголизма являлись единичными. Как правило, выход на свободу отмечался обильными возлияниями.

“Лечение – это всегда активное участие самого пациента и желание выздороветь.

При принудительном лечении этого не будет, а будет, наоборот, конфронтация между пациентом, которого насильно доставляют в учреждение, и врачами”, – прокомментировал предложение Николая Говорина директор Института исследований проблем психического здоровья, эксперт Всемирной организации здравоохранения Владимир Менделевич.

С ним солидарен директор Национального научного центра наркологии профессор Николай Иванец: “Процент длительных ремиссий после лечения в ЛТП был очень низким, нередко наблюдался даже обратный эффект”.

Положения об ЛТП, принятые в республиках СССР, и нормативные акты МВД распространяли режим, близкий к режиму отбывания уголовного наказания, на лиц, не совершивших преступных деяний, что обуславливало нарушения их конституционных прав и свобод.

Большинство ограничений прав лиц, содержащихся в профилакториях, не вызывалось необходимостью леченияФедор Плоткин, психиатр-нарколог

“В наш век коррупции мне трудно представить, что в этих заведениях алкоголики и наркоманы не будут иметь доступа к алкоголю и наркотикам.

Я в это не верю”,- заявил в 2014 году главный врач тольяттинского медгородка Николай Ренц по поводу инициативы городских депутатов.

Сторонники возрождения ЛТП со всем этим фактически не спорят, а видят положительный эффект в изоляции от общества асоциальных личностей.

Николай Говорин в пояснительной записке к своему законопроекту сделал основной акцент не на перспективах излечения алкоголиков, а на снижении семейного насилия и аварийности на дорогах.

В советскую эпоху сотрудники ЛТП неформально признавали, что никого не лечат, и видят смысл своей работы в том, чтобы семьи отдохнули от дебоширов.

81% участников опроса, проведенного в 2015 году “Левада-центром” высказался за возвращение ЛТП. Социологи отмечают, что меры репрессивного и запретительного характера в принципе популярны у россиян, о чем бы ни шла речь.

Вечная проблема

По имеющимся данным, первым озаботился отрезвлением пьяниц на Руси Борис Годунов, в 1598 году издавший указ: “Которые питухи напьются пьянством безобразным, так их унимать и в особый чулан, чтобы проспался, положить… гораздо смотреть, чтобы никто до смерти не опился”.

Первый вытрезвитель под названием “Приют для опьяневших” открылся 7 ноября 1902 года в Туле по инициативе земского врача Федора Архангельского. К 1913 году подобные заведения возникли почти в каждом губернском городе.

С началом Первой мировой войны правительство ввело в стране “сухой закон”. Большевики продлили эту меру. Производство и торговля спиртными напитками были возобновлены постановлением ЦИК и Совета народных комиссаров от 26 августа 1923 года.

Четыре раза – в 1929-м, 1958-м, 1972-м и 1985 годах – в СССР проводились антиалкогольные кампании в форме усиления различных запретов и массированной пропаганды трезвости.

8 апреля 1967 года вышел указ Президиума Верховного Совета РСФСР “О принудительном лечении и трудовом перевоспитании злостных пьяниц (алкоголиков)”, которым предписывалось создать ЛТП и направлять в них “лиц, уклоняющиеся от лечения, нарушающих трудовую дисциплину, общественный порядок и правила социалистического общежития”.

Аналогичные постановления были вскоре изданы в других республиках. Первый ЛТП появился в том же году в Казахстане.

“Пятая бригада”

Насельников ЛТП неизвестно почему именовали в просторечии “пятой бригадой”. Если в колонии и тюрьмы людей “сажали”, то в ЛТП “закрывали”.

Инициатива в большинстве случаев исходила от местного участкового. Требовалось также заключение наркологического диспансера и решение народного судьи, которое тот выносил без участия заседателей.

Эффективность ЛТП была близка к нулю. Туда приводили людей, закрывали их на замок, но не лечили.

В итоге они выходили и продолжали пить и принимать наркотикиВладимир Менделевич, директор Института проблем психического здоровья

Порядки в ЛТП практически не отличались от режима в колониях, и за побег оттуда давали три года лишения свободы. Освобождали не по медицинским показаниям, а по истечении назначенного судом срока.

Единственные отличия в пользу “пятой бригады” состояли в том, что пребывание в ЛТП не считалось судимостью, и их обитателей официально называли не осужденными, а лечащимися.

Соответствующая статистика была в СССР закрытой. Косвенно судить о числе “лечащихся” позволяет справка генпрокуратуры СССР от 29 сентября 1972 года, где указывалось, что в 1971 году суды в РСФСР направили в ЛТП 17 955 человек. С учетом того, что большинство проводило там два года, получается цифра в 35-40 тысяч человек только в Российской Федерации.

Бывший глава Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков Виктор Иванов в 2000-е годы утверждал, что “эта бюджетно-финансируемая отрасль обеспечивала реабилитацию свыше 70 тысяч нарко- и алкоголезависимых человек ежегодно”.

С учетом того, что число “лечащихся” в каждом ЛТП обычно составляло от 300 до 500 человек, количество учреждений переваливало за сотню. Инструкциями МВД полагалось иметь их в каждом регионе, чтобы никого далеко не возить, а вблизи крупных городов и больше.

Главное возражение против существования ЛТП заключалось в том, что пить – не преступление, и лишать за это свободы нельзя, а если человек при этом совершает правонарушения, его следует судить за них.

ЛТП – это зона, обнесенная колючей проволокой, с охраной, собаками, и камерами, куда так называемых лечащихся привозили после трудового дня. Советская власть вовсе и не собиралась там кого-то лечить. Это был источник бесплатной рабочей силы. В ЛТП загреметь было просто.

Достаточно жене написать на выпивающего мужа – суд, и руки назад Юрий Крылов, в 1980-х годах работник предприятия, использовавшего труд “лечащихся”

Любопытно, что в 1977 году, когда обсуждался проект новой советской конституции, было предложение вписать в нее обязанность гражданина заботиться о своем здоровье.

В случае принятия оно могло бы послужить правовой базой для направления “нарушителей конституции” на принудительное лечение.

Как гора родила мышь: 40 лет брежневской конституции

В годы горбачевской перестройки выдвигалась идея с целью гуманизации и улучшения качества лечения передать ЛТП в ведение минздрава, но медики заявили, что с такими “пациентами” не справятся.

25 октября 1990 года Комитет конституционного надзора СССР признал существование ЛТП противоречащим Основному закону и постановил, что “лечение больных алкоголизмом и наркоманией, если они не совершили правонарушений, может проводиться только на добровольных началах”.

В Беларуси, где имеется девять ЛТП, в том числе три женских, их существование рассматривается как гуманная мера: без них мелких правонарушителей пришлось бы отправлять в колонии и портить им жизнь судимостью.

Белорусские нормы о принудительном лечении распространяются только на алкоголиков, “нарушающих законные права других лиц”, и фактически направлены против семейных хулиганов.

Источник: https://www.bbc.com/russian/features-42793342

Что такое лтп расшифровка. Лечебно-трудовой профилакторий

Как расшифровывается лтп в ссср. Принудительное лечение от алкоголизма

Называемая «принудительное лечение алкоголизма», имеет в России давнюю историю. На территории бывшего СССР постоянно исправно действовала система ЛТП (лечебно-трудовых профилакториев). Условия и порядки в этих заведениях мало чем отличались от тюремных.

Принцип лечения в них был прост: человека просто изолировали от привычного окружения, лишали возможности выпить и принуждали много работать. Медицинская помощь страдающим этим тяжелым недугом поставлена была из рук вон плохо, то есть, по сути ее просто не было.

А о психическом состоянии пациентов и говорить нечего – этот аспект был совсем забыт.

Принудительное лечение алкоголизма – насильственное выведение больного на стадию вынужденной ремиссии. Результат – эта ремиссия продолжалась, как правило, ровно столько, сколько пациент находился за стенами ЛТП. Как только он попадал в привычную среду, то сразу снова начинал употреблять спиртные напитки.

Ведь тяга к алкоголю никуда не пропадала, а только усиливалась. Достаточно вспомнить всем известный эпизод из знаменитой Гайдаевской комедии «Кавказская пленница». Когда Шурик случайно попал в ЛТП, он встретился с обитателями сего заведения, и они помогли ему бежать, проявив при этом недюжинную изворотливость.

Ведь алкоголики думали, что он бежит за спиртным. Но это комедия, и она вызывает веселую улыбку. Но «грешно смеяться над больными людьми». На самом же деле в местах принудительного лечения алкоголизма царила унылая и порой страшная атмосфера безысходности, подпитываемая неистребимой жаждой алкоголя его пациентов.

Попасть в ЛТП можно было просто, по заявлению родных. Как правило, пациентами ЛТП становились действительно глубоко больные люди.

Ведь какая мать или жена отправит своего любимого ребенка или мужа в такое место где принудительно лечать от алкоголизма, не имея на это самых веских причин? Только когда становилось совсем уж невмоготу терпеть пьяные дебоши, приходилось идти на лечение алкоголизма принудительно.

Принудительное лечение алкоголизма в современной России

Закон о принудительном лечении алкоголизма в России может быть принят уже скоро, ведь проект его находится на рассмотрении в Государственной Думе.

Была создана специальная комиссия, которая дала положительный отзывна изменения в статье 34 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан, а также пересмотр статьи 54 Федерального закона «О наркотических средствах и психотропных веществах».

В свете новых изменений в законодательстве можно будет отправлять на принудительное лечение алкоголиков и наркоманов, совершивших за год более 2х административных правонарушений. Причем лица, находящиеся на принудительной форме лечения, будут проходить эту процедуру отдельно от тех, кто пошел на лечение на добровольно.

Принудительное лечение алкоголизма: за и против

Грядущее перемены в законодательстве буквально всколыхнули не только депутатов самых различных думских фракций, но и всю общественность. Тысячи людей на различных форумах и в СМИ высказывают свое мнение, касающееся предполагаемых нововведений.

Елена Сокольчик,главврач Московского научно-практического центра наркологии считает наркоманию и алкоголизм психическими заболеваниями, ведь так принято во всем мире. А почему психически нездоровых людей принудительно лечить можно, а наркоманов и алкоголиков нельзя? Можно и даже нужно, считает она.

Ведь они наносят огромный вред обществу, и, в особенности, своим близким. Нужно хотя бы временно их изолировать.

Если внести поправки в закон «О психиатрической помощи и гарантии прав граждан при ее оказании», можно будет добиться периода длительного периода ремиссии у наркозависимых и больных алкоголизмом, что облегчит лечение болезни в будущем.

Люди, больные хроническим алкоголизмом, редко самостоятельно осознают глубину своей проблемы. Почти каждый из них уверен, что он пьет просто по привычке. Стоит ему только захотеть – и оп-ля – он мигом перестанет пить самостоятельно. И не нужны ему никакие врачи, ведь он совершенно здоров!

Но почему-то пока все дела да случаи: то Новый год, то всевозможные дни рождения, то горе, то радость, то хочется просто расслабиться после работы. А если работы уже нет – ну почему бы не выпить, ведь делать все равно нечего.

Причину можно найти всегда. Как говорил герой известного фильма «На игле», причина всегда одна – тебе просто хочется кайфа! Правда, он сказал это о наркотиках, но, как говорят в народе «хрен редьки не слаще».

И решение бросить пить все откладывается и откладывается.

Алкоголики никогда не замечают страданий, которые приносят своим семьям. Не обращают внимания на то, что их дети и жены запуганы и зачастую лишены самого необходимого. В доме постоянно скандалы и пьяные дебоши. В семье просто праздник, когда папа приходит с работы трезвым, но это торжество, как правило, длится недолго.

Противники нового закона упирают на свободу личности и непопрание прав человека. Но ведь семьи алкоголиков тоже имеют свои права. Кто же позаботится о них? Приняв новый закон, это сможет осуществить государство!
Систему ЛТП, безусловно, нужно видоизменить, но современной России она нужна обязательно!

Живущий в семье алкоголик становится проблемой не только для родных и близких – он создает множество неудобств и окружающим людям.

Зачастую кодирование либо иные методы воздействия на сознание алкоголика не приносят ожидаемых результатов.

Когда не остается сил и желания терпеть ежедневные скандалы, следует направить больного алкоголизмом в специализированное учреждение, где ему помогут вернуться к нормальной жизни.

Новый закон – новый порядок

Несмотря на то, что в Кодекс Республики Беларусь об административных правонарушениях недавно были внесены изменения, запрещающие распитие пива в общественных местах, вечерних «совещаний» на стадионах и под подъездами меньше не стало. И уж точно введенная санкция не действует на сознание лиц, страдающих хроническим алкоголизмом, для которых очередной штраф или арест абсолютно ничего не значат. Какие меры воздействия в данном случае могут дать результат?

Источник: https://silcity.ru/chto-takoe-ltp-rasshifrovka-lechebno-trudovoi-profilaktorii/

Лтп возвращаются?

Как расшифровывается лтп в ссср. Принудительное лечение от алкоголизма

Главный нарколог России Евгений Брюн призвал возродить лечебно-трудовые профилактории (ЛТП) для лечения алкоголиков и наркоманов, которые существовали во времена СССР. ЛТП были закрыты в 1994 году указом Бориса Ельцина как «антидемократические институты». Ведь в ЛТП людей направляли принудительно, по решению суда, практически как в места лишения свободы.

«Нарушающие правила социалистического общежития»

Евгений Брюн даже нашёл деньги на ДТП. Он предлагает направлять часть акцизных сборов от реализации алкогольных напитков на лечение пьяниц и наркоманов.

Брюн считает, что «таким образом появится социальная ответственность государства, которое свободно продаёт алкоголь и должно заботиться о тех, кто стал зависимым от алкоголя».

Правда, главный нарколог страны не уточнил, что будут представлять возродившиеся профилактории и в чьём ведомстве они будут находится.

В советское время они походили на тюрьму или колонию. Были вопросы к эффективности этих учреждений. В СССР ЛТП возникли в 1964 году (были и женские). Профилактории входили в систему МВД при уголовно-исправительной системе.

На лечение туда отправляли алкоголиков по «рекомендации» его родственников, участкового или после пяти-шести «ходок» в медвытрезвитель.

Кандидата для лечения в ЛТП везли на комиссию в местный наркологический диспансер, получали там заключение, что человек нуждается в принудительном лечении от алкоголизма, после чего к делу подключались правоохранительные органы и суд. Он принимал решение об изоляции.

Официально регламентировал такую форму изолированного решения указ Президиума Верховного Совета РСФСР «О принудительном лечении и трудовом перевоспитании хронических алкоголиков».

Им устанавливалось , что в ЛТП должны направляться лица, «уклоняющиеся от лечения или продолжающие пьянствовать после лечения, нарушающие трудовую дисциплину, общественный порядок и правила социалистического общежития».

Срок пребывания в ЛТП устанавливался от 1 года до двух лет. Побег карался уголовным преследованием, хотя само пребывание в ЛТП судимость не считалось.

Конечно же, важно, какова было эффективность подобного лечения? По статистике, возвращался после лечения в профилакторий каждый третий. Во многом поэтому решением Верховного Совета в 1993 году ЛТП юридически были упразднены, а с 1 июля 1994 года фактически прекратили своё существование после указа Бориса Ельцина.

Активными противниками ЛТП всегда были правозащитники. Их главный аргумент такой – нельзя ограничивать свободу человека, не совершавшего никакого преступления.

«Профилактории давали шанс»

Евгений Брюн был не первым, кто предложил вернуть ЛТП. На самом деле разговоры о необходимости возвращения профилакториев (теперь не только для алкоголиков, но и наркоманов) пошли ещё с конца 1990-х годов. Если брать мнения заинтересованных сторон, то против – всё те же правозащитники и сами потенциальные пациенты.

Кроме того, не ясно, за какими ведомствами могут быть закреплены ЛТП – за Минздравом, ФСИН или МВД? Такую нагрузку брать никто не хочет – расходы будут довольно большими, если не будет активнейшей финансовой помощи государства. Кроме того ,большинство осуждённых в РФ не могут обеспечить работой.

Что же будет с алкоголиками? Слово «трудовой» из аббревиатуры ЛТП исчезнет?

Сторонниками «ренессанса» ЛТП выступают силовики, резонно замечая, что изоляция тех, кому срочно надо на выпивку или ширево, существенно снизит уровень преступности. А вот мнения профильных врачей разделились. Одни говорят, что алкоголизм практически не лечится.

Лечебные меры помогают только на начальном этапе. Другие говорят, что даже 10% излеченных в ЛТП – хороший результат.

По мнению одного из сотрудников тогдашней милиции, отработавшего несколько лет в милицейских вытрезвителях, вылечится в ЛТП может только тот, что искренне это хочет.

– Помню, некоторые семьи были настолько замордованы алкоголиками, что «сдавали» их в ЛТП с облегчением. Хоть год-два можно пожить спокойно. Снижался и уровень преступности, ведь пьющие люди склонны к хулиганству и другим преступлениям.

Кроме того, больные в ЛТП работали, но зарплату им не выдавали, а посылали семье. Тоже хорошо. ЛТП давали шанс не совсем пропащим людям выбраться из трясины. Там лечили, кодировали, корректировали психику.

Однако вылечиться могли только те, кто этого хотел. Нередко бывало, что поступает ко мне человек в непотребном виде, а по справке я вижу, что он только освободился из ЛТП. Давно известно, что избавить человека от алкоголизма против его воли нельзя.

Поэтому, если возрождать ЛТП, то отправлять туда нужно только добровольцев. И упор делать на трудотерапию. Многие «клиенты» в ЛТП говорили мне, что от мыслей об алкоголе их спасала именно напряжённая работа.

Уместно сделать в ЛТП профтехучилища, ведь многие ребята спиваются ещё на школьной скамье и уже не имеют в жизни перспектив. Кстати, ЛТП сохранились на Украине и в Белоруссии. Можно и нужно учитывать опыт дальней заграницы.

Там существуют клубы анонимных алкоголиков, где с больными работают бывшие алкоголезависимые люди. Это весьма эффективно.

«25 миллиардов на пьяниц»

Что ж, обратимся к опыту соседей. На Украине (2 профилактория), в Белоруссии (1) и Туркмении (1) по- прежнему действуют ЛТП, причём работают они по советским методикам ( только срок алкаши «тянут» меньший – 6-12 месяцев).

Валерий Писклов, начальник Харьковского ЛТП, сетует, что сейчас профилактории не входят в систему Департамента исполнения наказаний Украины, а потому сюда зачастую «скидывают» рецидивистов, которые ещё не совершили очередного преступления, но, скорее всего, совершат. Превентивная мера, так сказать. Но из-за этого ЛТП превращается в натуральную зону. И лечение становится не главным.

Всё это следует учитывать и в России, если уж реанимировать ЛТП. Учитывать надо все нюансы. К примеру, что будет с квартирой человека, которого заберут в ЛТП? Если он там не будет работать, то не сможет вносить квартплату, а тут и судебные приставы не за горами. Короче говоря, нужно учесть все спорные моменты.

Оказывается, украинский и белорусский опыт лечения алкоголиков изучили российские чиновники, но не из Минздрава, как можно было предположить, депутаты правящей партии.. Именно они ещё до Брюна предложили содержать алкоголиков взаперти на акцизные деньги.

Эта идея была поддержана и Общественной палатой . «Единая Россия» в настоящее время продолжает работать над соответствующим законопроектом, который может быть внесён на повестку дня Госдумы уже этой осенью.

Специалисты утверждают, что за счёт акцизов денег на ЛТП у государства хватит.

Руководитель общественной организации «Трезвая Россия» Султан Хамзаев считает:

– Для функционирования ЛТП вполне достаточно 10% акцизных сборов. В прошлом году производители алкогольной продукции перечислили в федеральный бюджет 250 миллиардов рублей акцизных сборов.

Так что в год на лечение алкоголиков можно было тратить астрономическую сумму в 25 миллиардов! Нужно тратить эти деньги на тех алкоголиков, которые сохраняют ответственность перед семьёй, то есть социально адаптированных.

Как видим, наши эксперты выступают за то, чтобы в возможных будущих ЛТП алкоголики и наркоманы лечились добровольно. То есть, «тюрем» для горьких пьяниц всё-таки не будет? Подождём до осени.

Надо отметить, что принудительное лечение больных алкоголизмом существует практически во всех развитых странах. Правда, местные ЛТП мало похожи на зоны. В Швеции, Италии, Германии алкоголиков помещают в специальные лечебные центры.

Принудительное лечение назначается судом, хотя случается такое, что такое решение может вынести прокурор (во Франции) или полиция (в Финляндии).

Для принудительного лечения в Японии достаточно подозрения в алкоголизме, в Канаде необходимо установить факт зависимости от алкоголя, в Великобритании – доказательство того, что употребление алкоголя осложнено психическими расстройствами.

По материалам газеты
“За решеткой” (№6 2013 г.)

Источник: http://tyurma.com/ltp-vozvrashchayutsya

Труд, дисциплина и бараки: как были устроены советские профилактории, в которых лечили больных алкоголизмом

Как расшифровывается лтп в ссср. Принудительное лечение от алкоголизма

В Советском союзе считали, что бороться с алкоголизмом можно трудом и изоляцией. Больных отправляли в лечебно-трудовые профилактории — заведения, похожие на тюрьмы, где они жили в бараках и работали на производстве.

Выйдя оттуда, многие продолжали употреблять алкоголь и через некоторое время попадали в профилакторий снова. Рассказываем историю одного пациента, который пытался вернуться к нормальной жизни, но так и не смог этого сделать.

***

1980 год. Ленинград. 42-летний Виктор Петрович Сорокин работает грузчиком в «Гипроникеле», институте технологии горной добычи.

Он живёт в коммуналке у метро «Электросила» и периодически выпивает вместе с собутыльницей — Казаковой Ольгой Фёдоровной. Виктор Петрович считает её «душевным человеком, единственной, кто его понимает».

Однако, их душевные вечера с литром крепкого мешают соседям, и те угрожают отправить Сорокина в лечебно-трудовой профилакторий (ЛТП).

«Товарищ начальник, прошу вас направить моего сына Сорокина Виктора Петровича на принудительное лечение в город Пушкин. Пьёт очень много и каждый день. Два года тому назад вышел из Пушкина [Сорокин уже проходил курс лечения в ЛТП]. Всё было бы хорошо, если бы не встретил Казакову Ольгу Фёдоровну. Пьёт с ней на пару.

В квартиру страшно войти — как после пожара. На работу не ходят оба. Напившись до белой горячки, начинаются драки и так каждый день», — с таким заявлением обратилась к участковому мать Виктора Петровича Лидия Сорокина.

Она просила помочь сыну и обвиняла в его пьянстве Казакову, с которой он познакомился сразу после первого своего срока в ЛТП.

После обращения матери на Сорокина завели дело. Заместитель начальника УВД районного исполкома полковник милиции Г.Я. Кочкарёв установил, что Сорокин «пьёт запоями уже около восьми лет. По месту работы характеризуется отрицательно, совершал прогулы, доставлялся в медвытрезвитель, по месту жительства характеризуется отрицательно, мешает нормальному отдыху соседей».

Здание в Пушкине, где находился лечебно-трудовой профилакторий

***

В России ЛТП начали появляться в 1967 году — после подписания указа «О принудительном лечении и трудовом перевоспитании злостных пьяниц».

Идея была в том, чтобы лечить граждан СССР от алкоголизма и наркомании с помощью физического труда.

При этом ЛТП не попадали в категорию лечебных учреждений и, находясь в ведении МВД, были включены в систему пенитенциарных учреждений наравне с трудовыми лагерями и колониями.

Для того, чтобы отправить человека в изоляцию на год-два, было достаточно одного заявления родственника, сожителя или участкового.

В СССР существовали товарищеские суды, которые также могли выступать в качестве пострадавшей стороны и ходатайствовать об оформлении гражданина на принудительное лечение. Человека направляли на медицинское обследование, а затем жалобу рассматривали и заводили профилактическое дело.

На лечение отправляли в течение десяти дней после решения суда. Если осуждённый скрывался или сбегал во время его доставления в ЛТП, то срок лечения ему увеличивали ещё на год.

Пребывание в ЛТП не подразумевало судимости, и это было единственным, что отличало их от тюрьмы. В остальном условия проживания были примерно такими же: колючая проволока, строгая дисциплина и изолятор за провинности.

Больные алкоголизмом жили в больших бараках с двухъярусными кроватями на 20 человек. Первый месяц в ЛТП они проводили на карантине и только после этого попадали в отряд.

Близких можно было видеть всего 16 раз в году, но разрешались длительные «отпуска» в чрезвычайных случаях — смерти или стихийного бедствия.

Чаще всего больных увольняли с мест работы без каких-либо выплат и заставляли бесплатно трудиться на государственных фабриках и заводах. Работа в профилакториях не оплачивалась, но учитывалась в трудовой стаж, а все доходы больного шли на его содержание. Если осуждённый до этого «вёл бродяжный образ жизни» и нигде не работал, то на него тратилась часть от общей суммы выплат всех больных.

Во многих ЛТП не было собственного производства, и осуждённых водили на «контрагентские производственные объекты», где они работали без наблюдения. Обычно они выполняли неквалифицированную работу — например, грузчиков или уборщиков. Ещё их отправляли в колхозы выкапывать картошку и другие овощные культуры.

Лечебно-трудовой профилакторий

***

Дело Сорокина тянулось с апреля 1980 по март 1981 года. Следователь приходил к нему в коммуналку, где он жил в одной комнате с матерью. «Отношения [с матерью] у меня не очень хорошие из-за моей сожительницы, поэтому я после возвращения из ЛТП в 1978 году почти сразу же пошёл жить к сожительнице.

В 1970 году я был женат, от брака имеется дочь Сорокина Юлия Викторовна, на содержание которой плачу алименты. Моя жена развелась со мной в 1972 году и в настоящее время проживает в городе Петродворце. Развелись с ней из-за того, что я выпивал и ей надо было, чтобы я платил алименты» — рассказывал Сорокин на суде.

Он добавил, что начал пить в 31 год, и уже через несколько лет его поставили на учёт в наркологическом кабинете.

Бывшая жена, по воспоминаниям знакомых Сорокина, искала супруга, когда он уходил в запои или надолго исчезал. В такие моменты Виктора Петровича принимали обратно в семью, они пытались наладить отношения. Это продолжалось, пока Сорокин опять не начинал пить. Как только он срывался — его выгоняли, когда приходил раскаиваться — принимали вновь, и так по кругу.

***

В 1972 году государственная проверка обнаружила, что многие больные по-прежнему «пьянствуют, нарушают общественный порядок и дисциплину, совершают побеги». Досрочно освобождённые алкоголики продолжали злоупотреблять спиртным и вскоре попадали в ЛТП снова.

После этого власти подписали новый указ «О принудительном лечении и трудовом перевоспитании хронических алкоголиков». Больных алкоголизмом обязали проходить полный курс лечения, а досрочное освобождение разрешили только с согласия местной администрации и только для тех, кто попал в ЛТП впервые.

В 1992 году кандидат педагогических наук В.П. Ковтун, который исследовал больных и сотрудников, работавших с ними, отмечал, что практически каждый третий пациент оказывался в профилактории повторно.

«Каждый десятый больной нигде не работал больше года до направления на лечение. При этом сотрудники ЛТП не подготовлены для работы с такими людьми, меньше половины из них имеют высшее образование».

«Эффективность ЛТП близка к нулю. Дело в том, что профилактории базируются на принципе принуждения — туда приводили людей, закрывали их на замок, но не лечили», — отмечал в 2015 году профессор-нарколог В.Д. Менделевич.

Как показывает его исследование 2007 года, почти половина российских психиатров однозначно не относили наркоманию и алкоголизм к психическим расстройствам или заболеваниям. «Многие пациенты приобщались в профилакториях к приёму других средств, изменяющих психическое состояние.

Значительная часть освободившихся из ЛТП прямо в тот же день напивалась до тяжёлой степени алкогольного опьянения», — пишет врач-нарколог Ф.Б. Плоткин.

Доктор медицинских наук А.В. Немцов, руководитель отдела системных исследований московского научно-исследовательского института психиатрии Минздрава РФ и специалист в области проблем алкогольной смертности, считает, что идея лечения алкоголизма сама по себе хорошая, плохим было её исполнение.

«Надо было заходить с другой стороны — улучшать жизнь населения и постепенно ограничивать доступность алкоголя, бороться с его подпольным производством.

ЛТП хотя и не излечивало от алкоголизма, всё-таки на год удерживало людей от употребления спиртных напитков и тем самым способствовало улучшению их здоровья».

***

Сорокин, который сразу после школы оказался на заводе, нигде не работал больше двух лет. Между краткосрочными работами он либо учился, либо пил. Он был слесарем, машинистом, кочегаром, грузчиком и шофёром, а во время первого срока в ЛТП делал радиоприёмники.

На последнем месте работы, в «Гипроникеле», за Сорокина переживали. Заместитель директора Дмитриев разговаривал с ним, пытаясь ему помочь. В характеристике он написал, что «Сорокин дисциплинирован, порученную работу выполняет добросовестно. За период работы на него поступило одно сообщение из медвытрезвителя о нарушении общественного порядка.

По заявлению матери, товарищ Сорокин давно страдает алкоголизмом, все деньги пропивает. В личной беседе признал, что он часто вне рабочего времени выпивает и просил меня оказать ему содействие о направлении его на лечение в профилакторий. По его заявлению, у него должно скоро остановиться сердце.

Больше того, он заявил, что жить ему надоело и ждёт с нетерпением своей смерти».

В сентябре 1980 Сорокин решил бросить пить, вернуться на работу и помириться с семьёй. Он установил себе испытательный срок длиной в месяц, но не выдержал и наконец сам написал заявление начальнику 29 отдела милиции: «Я, Сорокин В.П., употребляю спиртные напитки с 1972 года.

С 1973 года состою на учёте в психодиспансере. В течение года с небольшим после лечения в ЛТП работал нормально и употреблял алкоголь умеренно. Но потом стал употреблять чаще, в результате было плохое самочувствие и прогулы на работе.

С собой справляться стало всё тяжелей, поэтому прошу направить меня на принудительное лечение в трудовой профилакторий».

Суд над Сорокиным был в марте 1981. Несмотря на то, что во время следствия Сорокин сам хотел пройти курс лечения в ЛТП, на суде он поменял своё мнение и начал всё отрицать, настаивая на своей невиновности.

«Я ничего не знал о товарищеском суде. К Дмитриеву я не обращался, чтобы он ходатайствовал о направлении меня на лечение. Я ему не говорил, что у меня сердце болит и что я скоро умру. Он всё это придумал».

Суд постановил направить Сорокина на принудительное лечение алкоголизма и трудовое перевоспитание в лечебно-трудовой профилакторий сроком на два года.

Профилактическое дело Сорокина Виктора Петровича

***

Трудовые профилактории ликвидировали в 1994 году указом Бориса Ельцина — принудительное лечение противоречило международным соглашениям и Конституции РФ. По словам главы ФСКН Виктора Иванова, всего в Советском союзе к 1994 году существовало 244 ЛТП, которые могли вместить от 70 до 100 тысяч пациентов.

В последние десять лет политики несколько раз выступали с предложениями возродить принудительное трудовое лечение алкоголизма.

Например, в 2008 году бывший глава Министерства внутренних дел Рашид Нургалиев выступил в Госдуме с докладом о профилактике преступлений и предложил создать систему принудительного лечения алкоголизма.

По его словам, «страна не располагает достаточной базой для консультаций и лечения от алкоголизма, а также медосвидетельствования».

Через год в Калуге на заседании по предупреждению правонарушений бывший заместитель губернатора области Евгений Кёниг также увидел главную причину преступности в алкоголизме.

«Нация спивается, и если в ближайшее время не принять действенных мер, последствия будут катастрофическими. Я — за ЛТП.

Общество, депутаты, общественная палата должны потребовать от правительства оградить нас от этого зла, ввести государственную монополию на производство алкогольной продукции».

В Ульяновске депутаты заксобрания решили подготовить обращение в Госдуму с просьбой воссоздать систему профилакториев, «потому что общественный запрос на это уже созрел», «и нужна жёсткая политическая воля государства и чрезвычайные меры властей». При этом главный нарколог области и правозащитники в Ульяновске не верили в работу профилакториев.

«Лечебный эффект возможен только в том случае, если человек идёт на это добровольно», — прокомментировал Борис Песков, главврач областной ульяновской наркологической больницы.

Евгений Ихлов, один из руководителей движения «За права человека», считал, что ЛТП станут новым видом тюрьмы, и эту систему нужно сильно видоизменить, чтобы она стала альтернативным методом лечения.

Хотя Дмитрий Медведев и заявил, что «лечение в так называемых ЛТП было принудительным, а оно в соответствии с международными конвенциями запрещено», в 2017 году депутат Госдумы от «Единой России» Николай Говорин разрабатывал законопроект о возрождении принудительного лечения алкоголизма. Он был уверен, что это поможет решить проблему бытового насилия и уменьшить количество ДТП.

***

В 1987 году, после двух сроков лечения в профилактории, Виктор Петрович устроился работать на рынок, где занимался мелкими задачами: чинил витрины, переносил вещи и подметал полы.

Всё это время он продолжал пить, но смог завести хороших знакомых — семью Седяник (фамилия изменена).

Они жили в соседней квартире: отец был юристом и помогал Сорокину оформлять документы, мать была верующей и общалась с Виктором о религии, пытаясь помочь ему бросить пить.

По воспоминаниям сына Седяников Сергея, Виктор Петрович очень стеснялся своего пьянства и хотел от него избавиться. «Поэтому он как за соломинку ухватился за церковь, — объясняет Сергей, — Мама на него хорошо влияла. Однажды он пришёл и попросил её помочь креститься. Так моя родная мать стала крёстной матерью Сорокина».

Виктор Петрович несколько раз был близок к тому, чтобы остаться бездомным. В начале 90-х в коммуналку въехали новые жильцы, которые попытались выселить Сорокина. Отец Сергея Седяника, у которого были связи в РУВД, помог Сорокину оформить документы по приватизации комнаты.

«Но в 1992, когда мы с родителями переехали, Виктор Петрович решил переписать комнату на мою маму, — рассказывает Сергей Седяник. — Он боялся, что всё продаст в пьяном угаре. Родители составили с ним что-то типа договора пожизненной ренты, а комнату переоформили.

Каждый месяц мы платили ему по договору, так как мама оставалась прописанной в этой коммуналке».

Сергей вспоминает, что характер у Виктора Петровича был тихий и добрый. «Не дебоширил. Друзей особо не приводил, по крайней мере, дома коллективных пьянок не было», — говорит он.

Больше никто Сорокина вспомнить не смог. Точная дата его смерти или место захоронения тоже неизвестны. Сергей знает, что Виктора Петровича не стало до 1999 года. «Слабый был. Соседка маме позвонила. Я помню, что мама плакала. Она срочно выехала в Петербург, организовала похороны».

Текст: Андрей Швед, Виталия Чикнаева, иллюстрация: Алина Кугушева 

Источник: https://team29.org/story/alcoholisminussr/

Ходатайство о принудительном лечении алкоголизма | Геоводка

Как расшифровывается лтп в ссср. Принудительное лечение от алкоголизма

› Лечение алкоголизма ›

11.11.2019

Многие семьи алкоголиков с нетерпением ждут реформы, которая примирит борцов за права человека с объективной необходимостью в России. И в этой статье речь пойдет о том, как отправить на принудительное лечение от алкоголизма. На законодательном уровне недобровольная госпитализация разрешена уже сейчас – но только для узкого круга зависимых.

Принудительное лечение от алкоголизма по решению суда

Стать инициаторами принудительного лечения могут не только родные алкоголика, но и просто окружающие. При этом важно учитывать, что насильное удержание человека в клинических учреждениях без законных оснований на то и проведение с ним лечебных манипуляций с точки зрения УК РФ – наказуемое деяние.

Тем самым основанием для лечения от алкоголя принудительно может стать:

опасность человека для самого себя – например, попытки самоубийства, нанесение себе повреждений;

опасность алкоголика для окружающих (угрозы, нападения, совершение реальных преступлений);

отсутствие лечения повлечет усугубление его психических проблем;

неспособность обслуживать себя самостоятельно на уровне, необходимом для выживания.

Решение суда выносится после рассмотрения доказательной базы – видео-, фотоматериалов, справок и выписок из медицинских учреждения, результатов психиатрической экспертизы. Если судом признается, что зависимый нуждается в медицинской помощи, может назначаться амбулаторное и стационарное лечение – как в обычной больнице, так и в частном или государственном наркологическом центре.

Направление в медицинское учреждение из суда в обязательном порядке выдается в случае серьезного правонарушения и последующего выявления у больного тяжелого психического расстройства. Лечение от алкоголизма через суд регулируется Законом «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании».

Однако изоляция человека в психиатрическом стационаре является крайней мерой и присуждается в случаях опасного для жизни и здоровья окружающих расстройства психики – то есть, когда амбулаторное и добровольное лечение невозможно и может повлечь вред обществу. Обычно основанием становится совершение уголовного преступления на фоне злоупотребления спиртными напитками. Реальная угроза его совершения редко приводит к принудительному лечению больного.

Для открытия дела необходимо заявление в полицию от соседей или членов семьи больного, вызов участкового (для получения справки об реальной угрозе, исходящей от алкоголика) и подача иска в суд (исковое заявление может подавать любое заинтересованное лицо, в т.ч.

коллега или приятель).

В качестве доказательной базы в суде понадобятся любые справки, информационные носители и показания свидетелей, способные подтвердить, что больной нанес или пытался нанести ущерб их жизни, здоровью или имуществу вследствие психического расстройства алкогольной этиологии.

Есть и другой способ поместить зависимого на стационар – экстренная госпитализация по решению бригады скорой психиатрической помощи.

Вкупе с коллективным обращением и справкой судмедэксперта об уже диагностированном у алкоголика прежде психическом заболевании, показания врачей «скорой» могут склонить суд в пользу принудительного лечения.

Также исковое заявление могут подать медицинские учреждения, по просьбе родственников больного, если его психическое состояние требует госпитализации.

Как лечить от алкоголизма без согласия больного в домашних условиях

Лечение от алкоголизма без согласия самого зависимого нередко пытаются провести вне стен клиники, забывая, что подобная практика является уголовным преступлением.

«Народные средства» и заговоры эффекта не имеют – разве что сам алкоголик в них верит и догадывается об их применении. На многочисленных форумах о том, как вылечить от алкоголизма принудительно, активно пропагандируются всевозможные порошки и таблетки.

Но нанести вред организму способны даже лекарственные травы, примененные в неправильных дозировках и без учета противопоказаний.

О препаратах дисульфирамового ряда, которые отчаявшиеся жены пытаются подкладывать в еду и питье алкоголика, и говорить не приходится – они оказывают серьезную нагрузку на сердечно-сосудистую систему и организм больного в целом.

Вследствие такого «лечения» алкоголизма насильно зависимый может попасть в больницу с инфарктом. В наилучшем же варианте он запивает еще горше, пытаясь перебить неприятные ощущения, которые он и не думает ассоциировать с алкоголем.

Наркологи не рекомендуют создавать ситуации, могущие окончательно отдалить алкоголика от близких. Гораздо более эффективны неагрессивные методы без ругани, угроз и игры на чувстве вины.

Родным больного рекомендуют подчеркивать видимые ухудшения в его состоянии – раннее старение, изменение внешности. Не стоит обеспечивать алкоголика и окружать его заботой – напротив, заставьте его ощутить, каких усилий это стоит.

Вынужденный обеспечивать себя самостоятельно, зависимый острее ощущает последствия пагубной привычки, чувствует себя больным и задумывается о лечении.

Если и этот способ не действует, необходимо дать алкоголику понять, что он рискует потерять семью. Напоминайте о болезненности его состояния после негативных происшествий, вызванных приемом алкоголя и получившим эмоциональный отклик у зависимого. Все разговоры необходимо вести только в перерывах между запоями, когда больной способен принимать решения в трезвом рассудке.

Помощь нарколога в лечение алкоголика без согласия

Лечение упорствующего алкоголика обычно начинается с консультации у нарколога-психиатра или психотерапевта его близких.

Постепенное подведение человека к необходимости лечения требует четкого плана действий и стойкости, поэтому нарколог учит родных зависимого не впадать в созависимость от него, отслеживать манипуляции больного и правильно им противодействовать.

Если кризисная мотивация от близких не может быть правильно реализована или не принесла результатов, они могут воспользоваться услугой вызова нарколога на дом.

задача этих мер – получение согласия больного, потому как лечить алкоголизм без желания пациента невозможно. Временный эффект от терапии почти всегда кончается новым срывом без собственной мотивации пациента.

Процедура интервенции

Преимущества психотерапевтической интервенции не преувеличены — это, действительно, эффективный, но сложный метод. Убедить алкоголика лечиться могут практически в любой наркологической клинике, но процедура эта не дешевая, хотя однозначно стоит своих денег, ваших нервов и здоровья больного.

Процедура проводится с выездом на дом специалистом-психиатром или бригадой реабилитационного центра и может занимать несколько часов.

Суть убеждения заключается в том, что больного сталкивают с проблемой лицом к лицу, лишая его главных иллюзий, сопутствующих алкоголизму – что он может бросить, просто не хочет, и что зависимость обойдется для него без последствий.

Убеждение может проводиться как в состоянии бодрствования, так и под гипнозом, однако важным условием ее эффективности является трезвость пациента. Алкоголик, находящийся в запое, недоступен для любых видов психологического воздействия и нуждается в детоксикации.

В процедуре интервенции могут задействоваться близкие люди зависимого, ведущие с ним диалог и указывающие на последствия алкоголизма под руководством специалиста или волонтеры из числа бывших наркоманов.

Ведомый врачом психиатром-наркологом, больной осознает, если не всю ситуацию, то хотя бы проблемы, которые создает алкоголь для близких и для него и приходит к необходимости продвижения в сторону лечения, практически во всех случаях алкоголик соглашается хотя бы на госпитализацию для детоксикации. Когда человек оказывается в клинике, убедить его на продолжение лечения уже легче, поэтому сразу после вывода из запоя продолжается коррекция поведения пациента.

Ходатайство о принудительном лечении алкоголизма

А почему психически нездоровых людей принудительно лечить можно, а наркоманов и алкоголиков нельзя? Можно и даже нужно, считает она. Ведь они наносят огромный вред обществу, и, в особенности, своим близким.

Нужно хотя бы временно их изолировать. Если внести поправки в закон

«О психиатрической помощи и гарантии прав граждан при ее оказании»

, можно будет добиться периода длительного периода ремиссии у наркозависимых и больных алкоголизмом, что облегчит лечение болезни в будущем.

Люди, больные хроническим алкоголизмом, редко самостоятельно осознают глубину своей проблемы. Почти каждый из них уверен, что он пьет просто по привычке. Стоит ему только захотеть – и оп-ля – он мигом перестанет пить самостоятельно.

И не нужны ему никакие врачи, ведь он совершенно здоров! Но почему-то пока все дела да случаи: то Новый год, то всевозможные дни рождения, то горе, то радость, то хочется просто расслабиться после работы.

Принудительное лечение от алкоголизма

Принудительно планируется лечить больных, которые за год совершили более двух административных правонарушений.

В стационар психиатрической клиники без собственного желания страдающий алкоголизмом может попасть:

  1. по решению суда — вследствие совершения преступления, по инициативе членов семьи, соседей, обратившихся в психдиспансер и к участковому полиции;
  2. по вызову бригады психиатрической помощи — в случае обострения болезненного психического состояния. При этом вызывается наряд полиции, который фиксирует реальную угрозу жизни и здоровью членов семьи и соседей.

Специализированная психиатрическая бригада самостоятельно решает вопрос о необходимости экстренной госпитализации в психиатрический диспансер.

Как и куда отправить алкоголика лечиться принудительно

С больным ежедневно работают психологи, проводится очистка организма от алкоголя.

  1. Кодирование гипнозом;
  2. Электроимпульсная терапия;
  3. Кодирование препаратами;
  4. Вызов отвращения к спиртному с помощью пероральных препаратов.

Каждый из вариантов лечения имеет свои плюсы и минусы.

Данные препараты вызывают тошноту и рвоту в случае поступления алкоголя в организм.

Принудительное лечение алкоголизма

Цветовая схема: Размер шрифта: Изображения:

Алкоголизм – это заболевание, распространенное по всему миру, от которого не застрахован никто. В современном мире алкоголь находится в свободном доступе, поэтому многие люди пьют и не задумываются о возможной зависимости от спиртного, не видят угрозы, исходящей от него.

Как правило, первыми бить тревогу начинают родные и близкие, различными методами пытаясь спасти человека из алкогольного плена, начиная с разговоров и заканчивая угрозами. Однако чаще всего болезненная зависимость оказывается сильнее, и алкоголик отказывается признавать существующую проблему. Что делать в такой ситуации? Как принудительно отправить на лечение от алкоголизма?

Существует ли закон о принудительном лечении?

К сожалению, на данный момент закона, предусматривающего принудительное лечение алкоголизма, нет. На этот счёт постоянно ведутся дискуссии, и в Государственную Думу многократно вносились соответствующие предложения.

Однако существует ряд исключений, и при определенных обстоятельствах есть возможность отправить больного на принудительное лечение. Основанием для этого может быть развитие у него психических заболеваний, при которых законодательством предусматривается принудительное лечение в психиатрических учреждениях.

Ещё одним условием может быть угроза жизни и здоровью окружающих или совершенное преступление.

Впрочем, такое лечение направленно лишь на купирование симптомов алкогольной горячки или психоза и никак не помогает справиться с зависимостью.

Равнодушное отношений властей к такой серьёзной и глобальной проблеме как «алкоголизм» привело к тому, что огромное количество людей оказались заложниками ситуации, из которой сложно найти выход.

Сюда относятся лица, злоупотребляющие алкоголем, их близкие и родные люди, коллеги по работе, друзья. При отсутствии государственного механизма лечения и реабилитации больных алкоголизмом, приходится обращаться за помощью в различные коммерческие организации, которые предлагают многочисленные методы борьбы с алкоголизмом.

Одним из самых первых классических методов психотерапевтической помощи при лечении алкоголизма остаётся метод Довженко.

Образец заполнения заявления в суд о принудительном лечении от алкоголизма

Если судом признается, что зависимый нуждается в медицинской помощи, может назначаться амбулаторное и стационарное лечение – как в обычной больнице, так и в частном или государственном наркологическом центре.

Источник: https://geovodka.ru/hodatajstvo-o-prinuditelnom-lechenii-alkogolizma/

Юр-защитник
Добавить комментарий