Какая статья за прослушку. Незаконное прослушивание телефона. Когда могут прослушивать без решения суда

Юристы: прослушка рабочих телефонов –

Какая статья за прослушку. Незаконное прослушивание телефона. Когда могут прослушивать без решения суда
“Но, с другой стороны, надо подумать и об интересах работодателя — он же интересуется разговорами не из праздного любопытства, а из-за угрозы утечки информации”, — отметил адвокат.

Корпоративный договор

Смирнов добавил, что, как правило, при приеме на работу и получении корпоративного телефона подписывается соглашение об использовании этого номера исключительно в служебных целях.

“При этом предупреждают, что если в разговорах звучат личные данные — медицинская, адвокатская или другие тайны, то они могут быть доступны для работодателя, поэтому личные разговоры лучше вести по другим телефонам”, — считает он.

Адвокат привел аналогию: полицейские по служебной связи, которую слышат другие их коллеги, не обсуждают домашние и личные проблемы. “Если по корпоративной связи озвучивать личную информацию, то сами добровольно делают ее доступной для работодателя”, — добавил Смирнов.

По его словам, подобная программа не является специальным техническим средством для негласного сбора информации — только неким средством перлюстрации и выборочного контроля.

“Незаконным такой способ сбора информации является, если скрывать его и записывать разговоры тайно, а тут никто никого не обманывает.

Естественно, надо контролировать, чтобы прослушивались только корпоративные телефоны, а не личные”, — отметил Смирнов.

Надо бороться с злоупотреблениями

Адвокат Владимир Постанюк считает, что бороться с утечкой информации необходимо, но нельзя допускать тут злоупотреблений.

“Поскольку речь идет не о прослушивании телефонных переговоров, а именно об их машинном анализе на предмет наличия ключевых слов, свидетельствующих об утечке информации, такой контроль закону не противоречит”, — отметил он. По мнению адвоката, бороться с утечкой данных необходимо, однако использовать такие технологии должны только определенные органы и в соответствии с законодательством.

“Вдобавок необходимо следить за отсутствием злоупотреблений: под контроль не должны попадать личные сим-карты сотрудников, а все их собеседники должны предупреждаться о записи и анализе телефонных переговоров”, — добавил Постанюк.

Проблем с законом нет

Адвокат и советник Федеральной палаты адвокатов РФ Александр Орлов назвал вопрос о прослушивании работодателем разговоров работников “серой зоной”, недостаточно урегулированной на текущий момент.

“Работодатель считает, что в случае уведомления работников о записи телефонных разговоров их права нарушены быть не могут. Конституция РФ гарантирует тайну личных переговоров, в то время как прослушиваемые средства связи принадлежат работодателю, а работник выразил свое согласие на такой сбор сведений”, — пояснил Орлов.

“Работники, напротив, полагают, что гарантированное каждому право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений может быть ограничено исключительно на основании судебного решения (ч. 2 ст. 23 Конституции РФ).

Такие работники считают, что подобные действия работодателя могут подпадать под признаки состава преступления, предусмотренного статьей 137 Уголовного кодекса РФ, а именно под незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну”, — пояснил адвокат.

Орлов отметил, что, как правило, при условии согласия работников и прослушивании корпоративных телефонов у работодателя проблем с законом не возникает.

Заботливость и осмотрительность

По его словам, необходимо проанализировать, не попадает ли разработанная Касперской система под запрет, установленный статьей 6 федерального закона “Об оперативно-разыскной деятельности”.

Согласно данной норме, запрещается проведение оперативно-разыскных мероприятий и использование специальных и иных технических средств, предназначенных (разработанных, приспособленных, запрограммированных) для негласного получения информации, не уполномоченными на то данным федеральным законом физическими и юридическими лицами.

“При этом прослушивание телефонных переговоров относится приведенной нормой к оперативно-разыскным мероприятиям. Вероятно, применимость данного запрета будет зависеть как от документирования внедрения такой системы в работу компаний, так и от технических особенностей самой программы, позволяющей осуществлять прослушивание разговоров”, — отметил Орлов.

Адвокат уточнил, что требование об обязательном уведомлении собеседника о записи телефонного разговора в России законодательно не установлено.

“Такой разговор, записанный втайне от собеседника, все равно будет являться доказательством при необходимости. В данном контексте важно проявление должной степени заботливости и осмотрительности со стороны самого работника, когда он делает выбор, кому звонить в рабочее время и о чем разговаривать, используя корпоративную связь, предоставленную ему работодателем”, — предупредил юрист.

Незаконно и неэффективно

Руководитель правового департамента Heads Consulting Диана Маклозян, считает, что использование этой программы полностью нарушает российское законодательство и по сути конституционные права граждан на тайну переписки и телефонных переговоров, ограничение которых возможно только по разрешению суда.

“Даже если при этом учитывать, что “прослушке” будут подвергаться только служебные сим-карты. Вдобавок, разработанная система противоречит и Закону “Об оперативно-розыскной деятельности”, — сказала она.

Юрист отметила, что подобные меры “не обезопасят работодателей от утечки информации, поскольку на сегодняшний момент ее можно осуществлять и с помощью большого количества программ для интернет-общения, в том числе и зашифрованных”.

Источник: https://ria.ru/20160511/1431232288.html

Василеостровский райсуд Санкт-Петербурга повторно отказался обязать операторов мобильной связи отключить абонентские номера корреспондента Фонда защиты гласности Романа Захарова от системы СОРМ-2, позволяющей спецслужбам бесконтрольно прослушивать разговоры абонентов.

Пересматривать дело в связи с установленным Европейским судом по правам человека (ЕСПЧ) нарушением прав заявителя на частную и семейную жизнь петербургский суд не стал.

Решение ЕСПЧ остается неисполненным и в части “общих мер” по устранению рисков незаконного прослушивания мобильных переговоров.

Судья Василеостровского райсуда Санкт-Петербурга Татьяна Луканина отказалась удовлетворить заявление Романа Захарова о пересмотре решений российских судов, отклонивших его требование отключить “прослушку” его мобильных номеров в связи с вынесенным в конце 2015 года решением ЕСПЧ.

Суд обязал Россию устранить нарушение гарантированных ст. 8 Европейской конвенции прав человека на уважение частной и семейной жизни в связи с риском незаконного прослушивания мобильных переговоров.

Речь шла о санкционированной государством обязанности операторов сотовой связи установить оборудование для негласных оперативно-разыскных мероприятий (СОРМ-2) при отсутствии эффективного судебного, прокурорского и иного контроля за их проведением.

По мнению господина Захарова, суды на основании выводов ЕСПЧ должны обязать оператора отключить от СОРМ-2 любого абонента, который этого потребует.

Согласно ст. 392 Гражданского процессуального кодекса, решения ЕСПЧ в пользу заявителя являются “вновь открывшимся обстоятельством”, на основании которого его дело может быть пересмотрено национальным судом. Но судья Луканина (ранее отклонившая иск господина Захарова к мобильным операторам) в пятницу отказалась даже передавать на пересмотр дело журналиста.

Решению судьи предшествовала острая дискуссия с участием представителей “МегаФона” и “Теле2” (представители “Билайна” на процесс не явились), а также привлеченного в качестве третьего лица управления ФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области.

Все они продолжали отстаивать точку зрения правительства РФ, что Роман Захаров не является жертвой нарушений права на тайну связи, поскольку факт прослушивания его абонентских номеров не доказан. Хотя при отсутствии возбужденного уголовного дела получить информацию о прослушке невозможно, а по статистике судебного департамента при Верховном суде, из 400 тыс.

ежегодно выдаваемых судами разрешений на прослушивание только 100 касается возбужденных уголовных дел, а остальные выдаются в рамках оперативной деятельности.

Европейский суд, напомним, признал, что заявитель “не был обязан доказывать не только факт прослушивания его телефонных переговоров, но даже и существование риска такого прослушивания”, поскольку существование нарушающих Европейскую конвенцию норм российского законодательства “уже составляет вмешательство в права заявителя”.

В Василеостровском суде оппоненты заявителя просили судью обратиться в Конституционный суд (КС) с запросом, соответствует ли решение ЕСПЧ Конституции. Хотя ЕСПЧ подтвердил, что указания КС проверять обоснованность и необходимость прослушивания суды общей юрисдикции в РФ игнорируют. Судья Луканина и в КС обращаться не стала, и иск заявителя к операторам повторно отклонила.

Адвокат Борис Грузд пообещал обжаловать отказ и проинформировать о результате комитет министров Совета Европы (СЕ).

Он отметил, что принятие антитеррористического закона депутата Госдумы Ирины Яровой и сенатора Виктора Озерова, обязывающего операторов связи хранить до полугода содержимое переговоров и переписки абонентов, и предложение ФСБ использовать для его исполнения оборудование СОРМ, фактически легализовало “прослушивание без судебных решений и за счет самих абонентов”, которое госорганы ранее отрицали. Этот закон назвал “продолжением, усилением и ужесточением” нарушений, выявленных ЕСПЧ в деле Захарова, и юридический директор правозащитного центра “Мемориал” Кирилл Коротеев.

11 августа в комитет министров СЕ уже поступил план действий российских властей, направленных на исполнение решения ЕСПЧ. Минюст уведомил СЕ, что присужденная заявителю компенсация судебных расходов €40 тыс. выплачена господину Захарову в полном объеме, при этом “других индивидуальных мер для исполнения его решения не требуется”.

А “общие меры” пока сводятся к направлению текста решения ЕСПЧ в Конституционный и Верховный суды, Генпрокуратуру, МИД, ФСБ и Минсвязь для “учета правовых позиций ЕСПЧ на практике”.

“Вопрос о необходимости внесения изменений и дополнения действующего законодательства РФ” власти лишь “запланировали изучить с участием компетентных госорганов”.

Анна Пушкарская, Санкт-Петербург

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/3069856

«Прослушка» без решения суда?

Какая статья за прослушку. Незаконное прослушивание телефона. Когда могут прослушивать без решения суда

Судебная практикаКонституционное право Эксперт пояснил, что такая позиция соответствует логике законодательства об оперативно-розыскной деятельности, однако на практике нарушения прав граждан при проведении ОРМ носят массовый характер.  

Осужденная за совершение преступления гражданка П. в своей жалобе, направленной в КС РФ, пыталась оспорить конституционность ч. 3 ст.

8 Закона о проведении оперативно-розыскной деятельности – «Условия проведения оперативно-розыскных мероприятий».

По мнению заявительницы, указанное положение по смыслу, придаваемому ему правоприменительной практикой, допускает возможность проведения ОРМ, ограничивающих конституционное право на тайну телефонных переговоров, без решения суда о законности и обоснованности такого мероприятия.

Из определения Суда следует, что суды первой и апелляционной инстанций отказали адвокату в удовлетворении ходатайства о недопустимости использования в качестве доказательства компакт-диска с записью телефонных переговоров подсудимой.

Суды аргументировали свое решение тем, что прослушивание телефонных переговоров проводилось в течение 48 часов на основании постановления следственного органа, с направлением уведомления в адрес областного суда, при этом законом не предусмотрена обязанность суда принимать решение о законности и обоснованности оперативно-розыскных мероприятий, проведение которых прекращено в течение указанного срока. Отказывая в принятии жалобы к рассмотрению, КС РФ отметил, что, согласно указанному закону, в случаях, которые не терпят отлагательств и могут привести к совершению тяжкого преступления или создать угрозу государству, допускается проведение мероприятий, ограничивающих права граждан на тайну переписки или телефонных переговоров, на основании мотивированного постановления руководителя органа, осуществляющего ОРД. При этом в обязательном порядке должно быть получено судебное решение о проведении таких ОРМ в течение 48 часов с момента их начала. Уточняется, что такие мероприятия, совершаемые в обстоятельствах, не требующих отлагательств, предполагают после обязательного уведомления суда разрешение вопроса об обоснованности ограничения прав граждан. Согласно Постановлению КС РФ от 9 июня 2011 г. № 12-П, на суд возложен и последующий контроль за действиями и решениями органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, если эти действия и решения привели к нарушению прав и свобод лиц, в отношении которых проводились оперативно-розыскные мероприятия. А потому вопрос о законности и обоснованности ОРМ, проведенных в условиях, не терпящих отлагательства, может быть разрешен судом и в рамках производства по уголовному делу. Таким образом, Суд пришел к выводу, что оспариваемое законоположение не может расцениваться как нарушающее права заявительницы в обозначенном ею аспекте. Адвокат Виктор Наумов считает, что решение КС РФ вполне соответствует логике законодательства об оперативно-розыскной деятельности, однако, по его словам,  на практике нарушения прав граждан при проведении оперативно-розыскных мероприятий носят массовый характер. «Суд, конечно, может проверить законность проведения ОРМ при производстве по делу, однако происходит это тогда, когда права гражданина уже нарушены, и обычно ни к каким последствиям для оперативников не приводит», – пояснил он. Старший партнер АБ «Ковалев, Рязанцев и партнеры» Александр Рязанцев считает, что определение КС РФ исключает опасную лазейку для недобросовестных правоохранителей, которые могут, в целях освобождения себя от необходимости получения судебного решения, искусственно делить во времени длящиеся оперативно-розыскные мероприятия, в частности прослушивание телефонных переговоров. «Например, завершать ОРМ до истечения 48 часов, а потом начинать их заново, как новое мероприятие, на основании нового постановления органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность», – уточнил эксперт.

Отметим, что Уполномоченный по защите прав предпринимателей Борис Титов в проекте  ежегодного доклада Президенту РФ указывает на то, что ходатайства о проведении  негласных оперативно-розыскных мероприятий удовлетворяются с вероятностью 99%. Ходатайства о проведении осмотра жилища, обысков в жилищах удовлетворяются с вероятностью 98%. При этом уголовное и административное законодательство не предусматривают ответственность за заведомо незаконное проведение оперативно-розыскных мероприятий, притом что такие нарушения носят распространенный характер.

Судебная практикаКонституционное право Прислать новость

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/proslushka-bez-resheniya-suda/

Фсб сможет прослушивать телефонные разговоры россиян без решения суда

Какая статья за прослушку. Незаконное прослушивание телефона. Когда могут прослушивать без решения суда

Новые приказы Минкомсвязи предоставляют ФСБ свободный доступ к прослушиванию телефонных разговоров россиян. Об этом со ссылкой на  “Фонтанка.ру” сообщает «Эхо Москвы».

Документы обязывают всех операторов установить специальную аппаратуру, позволяющую прослушивать абонентов с удаленных пультов и получать данные о состоявшихся разговорах, отправленных SMS-сообщениях и т. д.

, а также определять местонахождение обладателей мобильных телефонов и даже отключать их. При этом все действия происходят без ведома сотовых компаний или иных операторов. Уклоняющиеся от установки спецаппаратуры могут лишиться лицензии.

В самом Минкомсвязи говорят, что в спорных приказах нет слов об ограничении прав на тайну переписки, телефонных переговоров и иных сообщений, — отмечает интернет-издание NEWSru.com.

Интернет-журнал «7×7» решил поинтересоваться у жителей Коми, как они оценивают это решение?

Фото журнала “Знай наших!”

Александр Селютин, руководитель Комитета информатизации и связи Коми:

— Мне немного сложно об этом говорить, учитывая, что я прямого отношения к предметной области не имею. Но я считаю, что все, что связано с безопасностью в государстве, граждан, тем более, если это касается массовой безопасности, то ее можно обеспечивать.

А с точки зрения возможностей, так скажем, получения информации о жизни наших граждан, не секрет, что это и раньше была доступная возможность для соответствующих органов. И это переход от состояния де-факто в состояние де-юре.

Что касается меня, то, как гражданин, я считаю, что я живу прозрачно, открыто и честно. Я не представляю угрозы обществу — ни физической, ни террористической, ни экономической. Поэтому мне без разницы являюсь ли я объектом наблюдения или не являюсь.

Если человек действует противозаконно, не в рамках общественной этики, то для него это может быть неприятно. А мне без разницы.

Сергей Изъюров, юрист КРО Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «ОПОРА РОССИИ»:

— Как оцениваю инициативу? Конечно, как недемократичную и нарушающую права человека. А как еще ее можно оценивать? На мой взгляд, такая инициатива безусловно может нанести серьезный удар по предпринимательскому сообществу, чьи интересы мы защищаем.

Очень много хозяйственных, частных разговоров, разговоров «не для всех», обсуждений экономических планов ведется бизнесменами исключительно в режиме сотовой связи и редко — при личных встречах. Если разговоры будут прослушиваться — это, несомненно, вторжение в частную жизнь.

Это не конституционно, и такая инициатива должна обжаловаться в Конституционном суде. Приказ не может вторгаться в сферу права. Только согласно Федеральному закону и только при определенных обстоятельствах. Считаю, проблему необходимо поднимать для обсуждения.

В той же Общественной палате региона.

Наталья Крутских, главный редактор ухтинской телепрограммы «День»:

— Они просто узаконивают то, что и так делают. Конечно, это неправильно. У каждого из нас есть право на личную жизнь, и право гражданина на соблюдение конфиденциальности никто не отменял. Скорее всего, особым спросом начнут пользоваться различные средства против прослушки.

Денис Селиванов, режиссер, Ухта:

— К решению отношусь отрицательно, каждый человек имеет право на личную жизнь. Под предлогом заботы о безопасности граждан власти устанавливают тотальный контроль, а это противоречит существующим законам РФ. Есть один момент, наверно, только где бы можно было бы работать по предложенной схеме, брать в разработку педофилов и лиц замышляющих теракты и т. д.

Владимир Зубков, юрист, правозащитник: 

— Ожидаемо. Что самое печальное, эта новость даже не удивляет. Эхо правовых последствий подобного рода демаршей, очевидно, постигнет нас в самое ближайшее время. И при этом “два великих юриста” в руководстве нашей страны громогласно заявляют о торжестве права и создании действительно правового государства.  

Федор Овчинников, основатель и владелец сети пиццерий «Додо-пицца»:

— Я стараюсь об этом не думать.

Андрей Никулин, юрист:

— С моей точки зрения, если компетентным органам надо в целях получения доказательственной базы или оперативной информации кого-либо прослушивать, они могут обратиться за разрешением суда, который будет обязан проверить обоснованность их доводов. В этом смысле, я считаю, что достаточно просто выполнять Конституцию страны.

Предоставление таких широких полномочий ФСБ на фоне сообщений о фактах коррупции в этом ведомстве очень опасно, так как это приведет к большому количеству злоупотреблений, а не к достижению декларируемых целей борьбы с терроризмом или организованной преступностью.

Мне это напоминает предоставление ФСБ самостоятельно и немотивированно запрещать въезд в Россию иностранцев, даже из безвизовых стран.

Все мы помним, во что это вылилось — в дело журналистки Натальи Морарь, которое стало предметом разбирательства в Конституционном суде, где дело даже закончилось гонениями на членов Конституционного суда — Кононова и Ярославцева, считавших, что это противоречит Конституции, и четко высказавшихся, что подобные полномочия, лишенные судебного контроля фактически лишают человека права на доступ к правосудию. В Конституции России действительно есть оговорка про возможность законодательного ограничения прав граждан в случае, если это ограничение оправдано с точки зрения защиты жизни и здоровья людей и безопасности государства. И в этом смысле сама возможность нарушения тайны переписки и переговоров, конечно же, допустима. Но с одной стороны, конституция сама говорит о предварительном судебном контроле, а с другой стороны, ч. 2 ст. 55 Основного закона запрещает вводить любые ограничения прав через подзаконное нормотворчество, прямо оговаривая, что они могут быть прописаны только в Федеральном законе. То есть проблема, видимо, не в приказах Минкомсвязи, а в ранее принятом законодательном акте, порядок реализации которого был оговорен ведомственным приказом. Если это не так, то это чистой воды волюнтаризм.

Маргарита Колпащикова, председатель Общественной палаты Коми:

— По мне так это просто невозможно. Наше государство считается цивилизованным, и покушение на свободу человека, вмешательство в его личную жизнь, передвижения, высказывания — запрещены.

Вмешательство в личную жизнь — это попросту вообще некорректно. Этого не может быть, а если будет — мне даже жутко становится. Считаю, что только суд вправе решать подобные вопросы.

Уверена, что к решению проблемы будут подключаться правозащитники, и мы готовы предоставить им свою площадку для обсуждений. 

Максим Поляков, Ярослава Пархачева, «7х7»

Источник: https://7x7-journal.ru/articles/2013/10/01/fsb-smozhet-proslushivat-telefonnye-razgovory-rossiyan-bez-resheniya-suda-429873

В украине по закону шпионить могут за каждым. как избежать

Какая статья за прослушку. Незаконное прослушивание телефона. Когда могут прослушивать без решения суда

Фото “Сегодня”

Легко ли рядовому гражданину оказаться жертвой “прослушки”? Да проще пареной репы!

Информация о каждом из нас охраняется законом. Статья 31 Конституции гарантирует право на тайну переписки, телефонных разговоров, телеграфной и иной корреспонденции.

Сбор, хранение, использование, распространение данных о каком-либо лице без его предварительного согласия запрещены. Но есть случаи, когда ни согласия, ни разрешения не требуется.

Такие случаи оговорены законом и определяются судом с целью предотвратить преступление, установить истину во время расследования уголовного дела, если получить информацию иными способами не представляется возможным.

Речь идет о негласном проникновении в жилье, съеме информации с каналов связи, контроле за перепиской, корреспонденцией, применении различных технических средств получения информации.

Практика последних лет показывает, что отнюдь не все в этой деятельности законно.

Согласно пункту 1 ст. 6 Закона об ОРД основанием для проведения оперативно-розыскной деятельности является информация о преступлениях, которые еще только готовятся или уже совершены; о лицах, возможно, причастных к ним, скрываются от органов следствия, суда, уклоняются от уголовного наказания, а также без вести пропавших.

Как правило, речь идет о тяжких преступлениях насильственного характера, но не только. Оперативно-розыскное дело может быть заведено при наличии достаточных, с точки зрения сотрудников спецподразделений, оснований, и по другим преступлениям — например, в области авторского права, сфере оборота наркотиков, нравственности и общественного порядка, окружающей среды.

Четкого определения, что именно считается “достаточным основанием”, в законе нет, и эта норма, по сути, отдана на откуп самим оперативникам: решат, что предприниматель Петренко намерен отправить окольными путями за рубеж партию металлолома, дабы нажиться за счет государства, — будут убеждать суд в вынашивании этим гражданином преступных планов и, соответственно, добиваться санкции на прослушку-наружку. А вместе с Петренко под оперативно-розыскные мероприятия попадут его родные, друзья, деловые партнеры, коллеги.

Их телефонные разговоры станут слушать (этим занимается Госслужба специальной связи и защиты информации, а ранее — Департамент спецтелекоммуникационных систем и защиты информации СБУ), за ними будут тенью следовать неприметные “топтуны”, а письма вскроют “почтари” из спецотдела. И без разницы, что после всего этого отнюдь не обязательно возбудят уголовное дело — первичная информация может оказаться неточной, неверной, либо не удастся собрать необходимую доказательную базу.

Хорошо, если оперативники окажутся людьми честными, и уничтожат полученные оперативным путем сведения, как это предусмотрено законом.

А если нет? Как они этими данными распорядятся? Ведь, кроме служебной информации, достоянием оперативников становятся и сведения очень личного характера — кто, когда, где и с кем встречался, что при этом говорил и делал… Чем не повод для шантажа, угроз, вымогательства?..

Гражданин, у которого есть основания думать, что в отношении него проводились оперативно-розыскные мероприятия, волен не только потребовать официального подтверждения данного факта, но и через суд взыскать компенсацию за причиненный ему вследствие таких действий моральный и материальный ущерб.

Прецедентов практически не было, поскольку материалов документирования в виде распечаток телефонных разговоров, отчетов о наружном наблюдении, видео- и фотосвидетельств, других следов стараются не оставлять (так, в частности, уничтожали все, что касалось наружного наблюдения за Георгием Гонгадзе, и это дало суду повод отпустить подозреваемого в причастности к его убийству милициейского генерала Алексея Пукача, возглавлявшего Департамент криминальной разведки МВД Украины).

Исправить ситуацию, утверждают в ГПУ, могут изменения в законодательстве, согласно которым не только судья, но и прокурор должен быть информирован об открытии оперативно-розыскного дела. Возможно, так оно и есть. Но кто гарантирует, что при большом желании охотники за компроматом не найдут подход и к прокурору, как находят нынче к судье? Вопрос, наверно, риторический…

О чем нужно помнить тем, кто подозревает, что их разговоры могут прослушиваются (либо “крыша” уже протекает)? Сотрудник одной из оперативных служб МВД, поделился с “Сегодня” пятью правилами, которым следует сам и рекомендует близким друзьям.

Правило первое: необходимо помнить, что ни один, даже самый защищенный телефон не обеспечивает секретности переговоров. Не беседуйте на серьезные темы, а в случае крайней необходимости используйте эзопов язык, малопонятный посторонним.

Правило второе: немедленно прекратите разговор, если слышимость не только ухудшилась, но и наоборот, стала лучше, отчетливее — это первый признак, что ваш разговор взят под контроль.

Должно насторожить и то обстоятельство, что собеседник внезапно стал хуже слышать, а вы слышите его по-прежнему хорошо.

Когда в телефонную линию внедряют “жучок”, ее напряжение понижается, причем кнопочные аппараты более чувствительны к таким перепадам, чем дисковые.

Правило третье: регулярно проверяйте розетки, провода, разводки, распределительные щитки, плинтусы, карнизы, мебель на предмет выявления подслушивающих устройств. Установленный скрытно “жучок” может иметь постоянное питание и работать в качестве ретранслятора бесконечно долго.

Правило четвертое: отбросьте прочь комплексы и самым внимательным образом проверяйте подарки от деловых партнеров, коллег и даже подчиненных.

Под видом презента вам могут вручить “шкатулку с секретом”, и злоумышленники будут весьма благодарны за ее исправную работу, позволяющую держать их в курсе всех ваших планов и задумок.

Точно так же подозрительно относитесь к якобы случайно оставленным и забытым вещам — ручкам, блокнотам, брелокам, сувенирам и прочей мелочи, некоторые из которых вообще непонятно каким образом очутились на вашем рабочем столе или в комнате отдыха.

Правило пятое: перед началом важного разговора, переговоров, встреч позаботьтесь об отключении всех мобильных телефонов (желательно и стационарных) и включении фоновой музыки, обеспечивающей помехи для прослушки.

КТО УЖЕ ПОПАЛ ПОД КОЛПАК?

Ноябрь 2000. Старт самого громкого в Украине “кассетного скандала”: Александр Мороз обнародовал записи, сделанные в кабинете Леонида Кучмы и уличающие президента, его ближайшее окружение в коррупции, причастности к гибели журналиста Георгия Гонгадзе, другим тяжким преступлениям.

Сентябрь 2004. Председатель Верховной Рады Владимир Литвин заявил о слежке СБУ за ним и его родственниками, но доказательств этому нет, так как все команды отдаются устно. ГПУ и спецслужба эти факты отрицали.

Апрель 2005. Во время заседания парламента спикер Владимир Литвин опять сказал, что за ним ведется слежка, а телефоны постоянно прослушиваются. Глава СБУ Александр Турчинов ответил: “Не может быть санкции на прослушивание любого депутата без решения Верховной Рады”, но предложил Литвину усилить его охрану и предоставить сотрудников, способных нейтрализовать любое наблюдение.

Июнь 2005. Открыто оперативно-розыскное дело, в рамках которого проводились “литерные” мероприятия в отношении журналиста “Сегодня” Александра Корчинского, в частности, прослушивание его телефонных разговоров.

Дело открывалось СБУ в связи с подозрением об утечке совершенно секретной информации, касающейся розыска экс-начальника наружки МВД Алексея Пукача, подозреваемого в убийстве журналиста Георгия Гонгадзе.

Результатов слежка не дала, ОРД было закрыто и уничтожено примерно через месяц.

Март 2006. Первый замруководителя избирательной кампании блока “Наша Украина” Роман Зварич заявил, что во время работы министром юстиции его телефонные разговоры незаконно прослушивала СБУ под руководством Александра Турчинова. Последний этот факт не признал и рекомендовал Зваричу апеллировать в суд. Обращения туда не последовало

Январь 2007. После появления в интернете расшифровок разговоров Александра Мороза с британским послом спикер признал их аутентичность. Фракция СПУ потребовала заслушать в парламенте отчет силовых ведомств и ГПУ по поводу незаконной прослушки должностных лиц страны.

Март 2007. Экс-глава МВД, лидер “Народной самообороны” Юрий Луценко заявил о прослушке и наружке, подчеркнув удивительную осведомленность о его встречах с друзьями. В то же время он отнесся к этому нормально: “Мне так спокойнее”.

В разное время о прослушке заявляли также бывшие председатель Донецкого облсовета Борис Колесников, первый зампред СБУ Владимир Сацюк, глава Антимонопольного комитета Алексей Костусев, председатель Госфинуслуг Виктор Суслов, вице-премьер, министр строительства, архитектуры и ЖКХ Владимир Рыбак, замминистра внутренних дел Александр Фокин, другие деятели.

Читайте самые важные и интересные новости в нашем Telegram

в соцсетях

Подписывайтесь на нашу рассылку

Ок

Источник: https://www.segodnya.ua/ukraine/v-ukraine-po-zakonu-shpionit-mohut-za-kazhdym-kak-izbezhat-proclushki-48355.html

Законопроект о прослушке россиян принят в первом чтении. Законна ли прослушка на работе

Какая статья за прослушку. Незаконное прослушивание телефона. Когда могут прослушивать без решения суда

Ограничение права гражданина на тайну телефонных переговоров допускается только на основании судебного решения (ст. 13 УПК РФ). Для этого должны быть соблюдены следующие условия:

  • наличие достаточных оснований полагать, что телефонные переговоры подозреваемого, обвиняемого и других лиц могут содержать сведения о признаках противоправного деяния, лицах, имеющих к нему отношение, а также о событиях и действиях, создающих угрозу безопасности РФ (см. ст. 8 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности);
  • расследуется уголовное дело о преступлениях средней тяжести, тяжких и особо тяжких (там же);
  • вынесено судебное решение на основании ходатайства о совершении следственного действия в порядке ст. 165 УПК РФ;
  • судебное решение для осуществления контроля и записи телефонных переговоров не требуется при наличии угрозы совершения насилия, вымогательства и других преступных действий в отношении потерпевшего, свидетеля или их родственников, а также близких лиц и могут производиться по их письменному заявлению (ст. 186 УПК РФ).
  • Соблюдение предписаний всех нормативно-правовых актов, устанавливающих порядок ограничения тайны телефонных переговоров, является основанием для признания судом допустимыми доказательств, полученных в результате оперативно-розыскной деятельности. Решение суда принимается на основании ч. 1-4 ст. 165, ч. 1-3 ст. 186 УПК РФ и реализуется согласно ч. 5-7 ст. 186 УПК РФ. Следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора вправе вынести постановление о возбуждении перед судом ходатайства о производстве контроля и записи телефонных и иных переговоров. Форма такого постановления предусмотрена Приложением 89 к ст. 476 УПК РФ. Ходатайство рассматривается судьей районного суда по месту производства предварительного следствия или производства следственного действия в течение суток с момента поступления. Результатом рассмотрения ходатайства является постановление судьи о разрешении производства следственного действия или об отказе в его производстве с указанием мотивов отказа.
  • Постановление судьи направляется следователем для исполнения в соответствующие органы, к которым, согласно ст. 6 Закона «Об оператвино-розыскной деятельности», относятся органы ФСБ, ОВД и органы по контролю за оборотом наркотических средств. Прослушивание переговоров может продолжаться в течение 6 месяцев, а если такая необходимость отпадает, оно прекращается постановлением следователя. Органы, осуществляющие технический контроль по данному следственному действию, предоставляют следователю запись для прослушивания, которое должно происходить в присутствии понятых и фиксироваться протоколом (Приложение 91 к ст. 476 УПК РФ), где дословно воспроизводится та часть переговоров, которая имеет отношение к уголовному делу. При совершении следственного действия должны также учитываться положения Федеральных законов «О связи» и «О почтовой связи», Указа Президента РФ от 1 сентября 1995 г. N 891, Приказов Минсвязи РФ от 10 июня 2003 г. N 77 и от 16 января 2008 года N 6, Соглашения между Минсвязи РФ и ФСБ РФ от 20-22 января 1997 г.

  • Отступления от уголовно-процессуальных правил выполнения действий, ограничивающих право на тайну телефонных и иных переговоров, допускаются только в виде исключения и под жестким контролем судей и прокуроров. В случае возникновения угрозы жизни, здоровью, собственности по заявлению лиц, подвергающихся угрозам или с их согласия в письменной форме допускается прослушивание переговоров, ведущихся с их телефонов, на основании постановления руководителя следственного органа. При этом в течение 48 часов обязательно направляется уведомление суду (ст. 8 Закона «Об ОРД»).
  • Кроме того, в случае необходимости совершить следственное действие безотлагательно, следователь или дознаватель вправе вынести постановление о производстве контроля и записи телефонных и иных переговоров без решения суда, но в течение 24 часов обязаны уведомить судью и прокурора, приложив копии постановления и протокола прослушивания. В течение 48 часов следственный орган должен получить решение суда о законности следственного действия или прекратить его (ч.5 ст.165 УПК РФ, ст.8 Закона «Об ОРД»). В целях установления подлинности записи, отсутствия признаков ее монтажа, идентификации личности участников переговоров может быть проведена фоноскопическая экспертиза.

  • Доказательства, полученные с нарушением установленной процедуры, считаются недопустимыми (ст. 75 УПК РФ, п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 1995 года №8). Также это может быть основанием для привлечения к дисциплинарной и уголовной ответственности по ст. 137, 138, 285 УК РФ (нарушение неприкосновенности частной жизни, нарушение тайны телефонных переговоров и иных сообщений, превышение должностных полномочий). Для граждан, нарушающих неприкосновенность частной жизни, также предусмотрена уголовная ответственность по ст.ст. 137, 138 УК РФ, а также по ст. 138.1 УК РФ за незаконные приобретение специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации.

Источник: https://lawyyer.ru/migration/zakonoproekt-o-proslushke-rossiyan-prinyat-v-pervom-chtenii-zakonna-li-proslushka-na/

Прослушивание телефонных разговоров — что нужно знать?

Какая статья за прослушку. Незаконное прослушивание телефона. Когда могут прослушивать без решения суда
?

Category: Допускается ли ограничение права на тайну телефонных и иных переговоров, как оформляются соответствующие следственные действия, что грозит за незаконную прослушку, вправе ли работодатель следить за своими сотрудниками.

Когда прослушка правомерна?

Ограничение права гражданина на тайну телефонных переговоров допускается только на основании судебного решения (ст. 13 УПК РФ).

Для этого должны быть соблюдены следующие условия:- наличие достаточных оснований полагать, что телефонные переговоры подозреваемого, обвиняемого и других лиц могут содержать сведения о признаках противоправного деяния, лицах, имеющих к нему отношение, а также о событиях и действиях, создающих угрозу безопасности РФ (см. ст.

8 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности);- расследуется уголовное дело о преступлениях средней тяжести, тяжких и особо тяжких (там же);- вынесено судебное решение на основании ходатайства о совершении следственного действия в порядке ст.

165 УПК РФ;- судебное решение для осуществления контроля и записи телефонных переговоров не требуется при наличии угрозы совершения насилия, вымогательства и других преступных действий в отношении потерпевшего, свидетеля или их родственников, а также близких лиц и могут производиться по их письменному заявлению (ст. 186 УПК РФ).

Как оформляется процедура?

Соблюдение предписаний всех нормативно-правовых актов, устанавливающих порядок ограничения тайны телефонных переговоров, является основанием для признания судом допустимыми доказательств, полученных в результате оперативно-розыскной деятельности. Решение суда принимается на основании ч. 1-4 ст. 165, ч. 1-3 ст. 186 УПК РФ и реализуется согласно ч.

5-7 ст. 186 УПК РФ. Следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора вправе вынести постановление о возбуждении перед судом ходатайства о производстве контроля и записи телефонных и иных переговоров. Форма такого постановления предусмотрена Приложением 89 к ст. 476 УПК РФ.

Ходатайство рассматривается судьей районного суда по месту производства предварительного следствия или производства следственного действия в течение суток с момента поступления.

Результатом рассмотрения ходатайства является постановление судьи о разрешении производства следственного действия или об отказе в его производстве с указанием мотивов отказа.Постановление судьи направляется следователем для исполнения в соответствующие органы, к которым, согласно ст.

6 Закона «Об оператвино-розыскной деятельности», относятся органы ФСБ, ОВД и органы по контролю за оборотом наркотических средств. Прослушивание переговоров может продолжаться в течение 6 месяцев, а если такая необходимость отпадает, оно прекращается постановлением следователя.

Органы, осуществляющие технический контроль по данному следственному действию, предоставляют следователю запись для прослушивания, которое должно происходить в присутствии понятых и фиксироваться протоколом (Приложение 91 к ст. 476 УПК РФ), где дословно воспроизводится та часть переговоров, которая имеет отношение к уголовному делу.

При совершении следственного действия должны также учитываться положения Федеральных законов «О связи» и «О почтовой связи», Указа Президента РФ от 1 сентября 1995 г. N 891, Приказов Минсвязи РФ от 10 июня 2003 г. N 77 и от 16 января 2008 года N 6, Соглашения между Минсвязи РФ и ФСБ РФ от 20-22 января 1997 г.

Когда могут прослушивать без решения суда?

Отступления от уголовно-процессуальных правил выполнения действий, ограничивающих право на тайну телефонных и иных переговоров, допускаются только в виде исключения и под жестким контролем судей и прокуроров.

В случае возникновения угрозы жизни, здоровью, собственности по заявлению лиц, подвергающихся угрозам или с их согласия в письменной форме допускается прослушивание переговоров, ведущихся с их телефонов, на основании постановления руководителя следственного органа.

При этом в течение 48 часов обязательно направляется уведомление суду (ст. 8 Закона «Об ОРД»).

Кроме того, в случае необходимости совершить следственное действие безотлагательно, следователь или дознаватель вправе вынести постановление о производстве контроля и записи телефонных и иных переговоров без решения суда, но в течение 24 часов обязаны уведомить судью и прокурора, приложив копии постановления и протокола прослушивания. В течение 48 часов следственный орган должен получить решение суда о законности следственного действия или прекратить его (ч.5 ст.165 УПК РФ, ст.8 Закона «Об ОРД»). В целях установления подлинности записи, отсутствия признаков ее монтажа, идентификации личности участников переговоров может быть проведена фоноскопическая экспертиза.

Что грозит за незаконную прослушку?

Источник: https://staryiy.livejournal.com/782161.html

Юр-защитник
Добавить комментарий