Профессия судья. Кто такой судья. Интервью о профессии: судья

Почему для судей закон важнее, чем правда

Профессия судья. Кто такой судья. Интервью о профессии: судья

Даже законные решения российских судей часто трудно признать справедливыми — например, аресты участников антикоррупционных выступлений 26 марта. Уместен вопрос: а откуда вообще берутся люди, которые нас судят?

Основной источник кадров для российских судов общей юрисдикции — то есть тех, что имеют дело с гражданами, — аппарат самих судов. Там будущих судей учат слушаться старших, много и прилежно трудиться и правильно все оформлять.

В работе судьи ставят законность выше справедливости и любят пословицу «закон суров, но это закон». А в частной жизни они сильно стеснены: когда постоянно задерживаешься на работе, время остается только на семью.

Друзья, поездки, споры о религии и политике, большой, интересный мир — это все не про них.

Судьи из аппарата

«Как я стала судьей? Я работала помощником мирового судьи… на своем же судебном участке, на котором сейчас являюсь судьей в течение пяти лет, и когда наша судья пошла на повышение, она меня сподвигла, направила меня на мысль, что я уже созрела для судьи… — описывает свою карьеру молодая судья, назначенная на должность в 2013 году. — Я ничего против не имела… Поехала и сдала с первого раза экзамены, и здесь сразу же освободилась соответствующая должность… Я подала документы и прошла конкурс».

Это типичная история: 30% судей пришли именно таким путем — из аппарата. И это имеет свое объяснение. После реформы судов в начале 2000-х быстро выросло число судейских вакансий. Еще быстрее росло число дел, и судьям требовались надежные помощники — сотрудники аппарата.

Между тем зарплаты этих сотрудников очень невелики — на уровне 15 тысяч рублей в месяц. И чтобы удержать работников, их мотивировали возможностью через пять-семь лет занять судейское кресло.

Кроме того, такой способ набора снижает издержки на обучение кадров и позволяет брать в судьи более предсказуемых, «проверенных» кандидатов.

Поскольку на работу в аппарат суда идут преимущественно молодые женщины — а именно они оказываются готовыми выполнять рутинную работу за небольшую плату — то 80% судей, набранных из аппарата, составляют женщины.

В целом среди судей женщин тоже больше, чем мужчин, но не настолько: 64% против 36%, и по той же причине — в 1990-е женщины охотнее шли на тогдашние мизерные судейские зарплаты.

Карьеру в аппарате суда нередко начинают прямо со школьной скамьи, сначала в канцелярии или в должности секретаря судебного заседания, затем дорастают до помощника судьи и при должном терпении становятся судьями. Почти 59% таких судей получили юридическое образование заочно — получать очное им было просто некогда (в целом среди судей доля заочников — 46%).

  специфическими чертами судей, вышедших из аппарата, является ориентация на законность, формализм и эффективность в противовес справедливости и автономии

Профессиональный опыт, полученный в аппарате судебной системы, не плох сам по себе. Он дает возможность основательно узнать работу судебной машины изнутри, научиться на практике вести процесс и справляться с большой нагрузкой.

Но он же формирует привычку к субординации и оценке работы по формальным показателям (скорость, точность). Главной задачей в процессе становится качественно разрешить дело «по всем правилам», а не разобраться по существу.

Опрос судей показывает, что специфическими чертами профессиональной субкультуры судей, вышедших из аппарата, является ориентация на законность, формализм и эффективность в противовес справедливости и автономии.

Председатель Мосгорсуда Ольга Егорова прямо говорила в интервью, что набор из аппарата стал основной кадровой стратегией судебной системы: «Мы стараемся сами кадры воспитывать.

Первый резерв — это помощники судей и секретари судебного заседания. Они знают работу системы изнутри, видят все ее трудности и к моменту назначения на должность судьи в целом готовы к профессии.

Если секретарь начинает свою работу с хорошим судьей, то уже никогда из судебной системы не уйдет».

Судьи из прокуратуры и органов

Следующие по значимости источники судейского корпуса — прокуратура (20,8%) и правоохранительные органы — Следственный комитет, МВД, ФСИН (в сумме — 17,5%). Обе группы представляют «сторону обвинения», а став судьями, обычно специализируются на рассмотрении уголовных дел.

Иллюстрация: Илья Юдин для ТД

Судьи из прокуратуры и «органов» — в основном мужчины, они обычно становятся судьями в более старшем возрасте, чем их коллеги, пришедшие из аппарата, и имеют больший профессиональный опыт.

Судьи из прокуроров больше склонны к самостоятельности и готовы противостоять давлению — возможно, потому что исторически прокуратура имела широкие полномочия.

Они не возражают против открытости процесса и публикации решений (а вот бывшим сотрудникам органов это не нравится).

«Дело в том, что за каждым адвокатом есть своя история и свой шлейф. Кто сколько берет… И если адвокат, которого знают, скажет: «Я хочу быть судьей», я не уверен…»

Представители других юридических профессий — адвокаты, юрисконсульты, преподаватели права, нотариусы — представлены хуже, на всех на них в сумме приходится меньше трети судей. При этом в отношении адвокатов есть устойчивый негативный стереотип.

Вот как описывал это в ходе опроса районный судья: «Дело в том, что за каждым адвокатом есть своя история и свой шлейф.

Кто сколько берет, кто сколько заработал, кто сколько под судью берет… И если адвокат, которого знают, скажет: «Я хочу быть судьей», я не уверен… То есть экзамен квалификационный он сдаст, но чтоб квалификационная коллегия пропустила адвоката в судьи…»

Сложившаяся система отбора судей нацелена на поиск компрометирующих сведений, и в таких условиях кандидат с более продолжительным и разнообразным профессиональным опытом проигрывает хорошо проверенному кандидату, проработавшему под пристальным присмотром старших коллег.

Закон выше справедливости

Когда судей спрашивают, в чем они видят свою главную задачу, справедливость они ставят только на третье место — после защиты прав граждан и законности. Такой легализм позволяет судьям не задавать вопросы, которые должны были бы быть заданы при разрешении многих дел.

Судьи любят пословицу «закон суров, но это закон». Главными качествами судьи они считают знание буквы закона и обеспечение требований закона в ходе судебного процесса.

Впрочем, надо отметить, что судьи, специализирующиеся на уголовных делах, ценность справедливости ставят несколько выше, чем судьи, разрешающие преимущественно гражданские и административные споры.

Иллюстрация: Илья Юдин для ТД

Судья — человек чрезвычайно загруженный. В среднем он рассматривает в первой инстанции четыре-пять дел в рабочий день, а мировые судьи — и вовсе 11. Более трех четвертей судей говорят, что они часто задерживаются на работе.

Источник: https://takiedela.ru/2017/04/takaya-rossiya-zakon/

Интервью с участником IX Всероссийского съезда судей – председателем Ялтинского городского суда Николаем Ганычем

Профессия судья. Кто такой судья. Интервью о профессии: судья

Скажите, Николай Федорович, что повлияло на Вас в выборе профессии?

На выбор моей профессии повлияли моя мама и отчим, который занимался моим воспитанием и формированием меня, как личности. Необходимо отметить, что он всю свою жизнь посвятил службе в органах МВД СССР, занимая руководящие должности в этой системе.

В какой момент и почему Вы решили посвятить себя работе в судебной системе? Каким был Ваш путь к должности судьи?

В 1980-х годах я был избран народным заседателем и в этом качестве принимал участие в рассмотрении гражданских и уголовных дел, рассматриваемых Ялтинским городским судом. Будучи народным заседателем, в августе 1985 года, я исполнял обязанности народного судьи.

В этот момент я твердо решил посвятить себя работе в этой системе. В 1990 году был назначен на должность судьи Ялтинского городского суда. С 2007 по 2012 год работал судьей Апелляционного суда Автономной Республики Крым.

С 2012 года работаю в Ялтинском городском суде, с ноября 2014 года – на должности председателя суда.

Можно сказать, что профессия судьи сама нашла меня. На ее выбор повлиял случай, причем счастливый.

В далеком 1985 году, согласно установленного Законом порядка, в случае отсутствия судьи, его обязанности исполняет народный заседатель.

После того, как председатель суда предложил мне выполнить эту работу, я начал работать народным судьей. Впоследствии, мной были собраны документы, и в 1990 году я был назначен на должность народного судьи.

Расскажите о своих первых впечатлениях на должности судьи, и кто был Вашим наставником в профессиональном становлении?

Назначение на должность судьи – для меня новый и чрезвычайно важный этап. Рядом со мной работали судьи высокой квалификации. Судья – это, безусловно, большая честь и очень высокая ответственность. Моим наставником был председатель Ялтинского городского суда Владимир Васильевич Шумов.

Это замечательный человек, всегда готовый поделиться опытом и знаниями, причем не только в профессиональной области, но и в житейских вопросах. Он сыграл в моей жизни очень большую и благотворную роль. Именно этот человек оказал неоценимую помощь на первом этапе моей судейской карьеры.

Я очень благодарен ему за профессиональные советы.

Какие дела сейчас преобладают в производстве Ялтинского городского суда? Какие трудности при их рассмотрении возникают у судей?

Ялтинский городской суд рассматривает уголовные, гражданские дела, дела об административных правонарушениях, а также дела, которые рассматриваются в порядке КАС РФ.

Наибольшее количество составляют дела искового производства, в том числе иски о праве собственности, возмещении вреда, жилищные и трудовые споры, иски, вытекающие из брачно-семейного законодательства, а также споры, связанные с правом собственности на земельные участки и др.

Наибольшие трудности возникают при рассмотрении дел, связанных с защитой прав собственности, в том числе на земельные участки.

Николай Федорович, стаж Вашей работы в должности судьи составляет 26 лет. Насколько профессия повлияла на Ваш характер? Что сейчас является приоритетным для Вас в работе?

После назначения меня председателем суда, передо мной были поставлены задачи, в процессе реализации которых невозможно было обойтись без единомышленников, неравнодушных, порядочных, добросовестных, профессионально подготовленных людей, которых я увидел в коллективе суда.

Доброта и требовательность, понимание и участие помогают мне по жизни.

Вместе с тем, излишне обостренное чувство ответственности, небезразличность ко всем проблемным вопросам судей и аппарата суда отнимает много душевных сил, необходимых также и для решения повседневных организационно-хозяйственных вопросов, связанных с обеспечением надлежащих условий работы суда. Для меня, как руководителя суда, важно, чтобы судьи и работники аппарата суда исполняли свои служебные обязанности на высоком профессиональном уровне, были неравнодушными и преданными своему делу.

На Ваш взгляд, изменилось ли материально-техническое обеспечение судов за период Вашей работы?

Материально-техническое обеспечение, безусловно, стало намного лучше. Это ощутил не только наш коллектив, но и суды всех уровней.

Сравнивая начало своей работы, когда протоколы писались от руки, с работой секретарей судебного заседания на сегодняшний день, приятно отметить, что условия работы с каждым годом меняются в лучшую сторону.

Это и обеспеченность компьютерной и оргтехникой, доступ к информационным системам и многое другое. Хотелось бы выразить надежду, что эта тенденция сохранится и в дальнейшем.

Ваше отношение к дальнейшим шагам по гуманизации российского законодательства?

Потребность гуманизации российского законодательства очевидна. В первую очередь, она объясняется чрезвычайно большим количеством заключенных, содержащихся в российских исправительных колониях и следственных изоляторах. Далеко не все из них совершили те деяния, за которые действительно стоило бы лишать свободы.

Стоит также напомнить, что все заключенные содержатся за государственный счет, то есть – за счет налогоплательщиков. Между тем, гораздо более полезной мерой в некоторых случаях было бы присуждение выплаты штрафа или исправительных работ.

Тогда осужденные приносили бы ощутимый доход государству или выплачивали бы компенсации пострадавшим от их действий сторонам, а не содержались бы несколько лет за государственный счет в местах лишения свободы.

Как Вы оцениваете то направление, по которому происходит процесс реформирования судебной системы Российской Федерации? Как это сказывается на Вашей работе?

За годы судебно-правовой реформы принят ряд законов, направленных на реформирование судебной системы. В целом реформа должна способствовать повышению качества и доступности правосудия.Так, в соответствии с Федеральным Законом от 23.06.

2016 года №190-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в связи с расширением применения института присяжных заседателей» с 1 июня 2018 года с участием присяжных заседателей в районных судах подлежат рассмотрению дела по категориям тяжких и особо тяжких преступлений, по которым в соответствии с положениями Уголовного кодекса РФ в качестве наиболее строгого вида наказания не могут быть назначены пожизненное лишение свободы или смертная казнь. Думаю, что участие присяжных заседателей (представителей народа) в осуществлении правосудия в районных судах будет способствовать укреплению статуса судов, повышению доверия населения к суду, а также повысит уровень общественного правосознания и снизит уровень преступности в целом. Кроме того, принят Федеральный закон от 03.07.2016 года №323-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс РФ и Уголовно-процессуальный кодекс РФ по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности», направленный на декриминализацию отдельных составов преступлений. Законом устанавливается, что лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено судом от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа в случае, если оно возместило ущерб или иным образом загладило причиненный преступлением вред. Размер судебного штрафа определяется судом с учетом тяжести совершенного преступления и имущественного положения лица, освобождаемого от уголовной ответственности, и его семьи, а также с учетом возможности получения указанным лицом заработной платы или иного дохода. В случае неуплаты судебного штрафа в установленный судом срок судебный штраф отменяется, и лицо привлекается к уголовной ответственности по соответствующей статье УК РФ. Уголовная ответственность за неуплату алиментов наступает теперь только в том случае, если это деяние совершено неоднократно. С принятием Федерального Закона от 23.06.2016 года №220-ФЗ “О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части применения электронных документов в деятельности органов судебной власти” появляется возможность подачи документов в электронном виде с использованием электронной подписи заявителя. Применение данного Закона должно ускорить работу судов, обеспечить возможность подачи документов с использованием телекоммуникационной сети Интернет, позволит оперативно подать необходимые документы (ходатайства, заявления, жалобы), отслеживать ход рассмотрения дела, знакомиться с документами, формировать некоторые дополнительные документы, необходимые для подачи исков и заявлений.

Николай Федорович, работа в суде — это огромные эмоциональные траты. Что дает Вам душевные силы для восстановления?

В первую очередь – это моя семья. Также я люблю встречаться с друзьями, их у меня немного, но они, слава Богу, есть, и я знаю, что они в любой момент мне помогут и поддержат, не только в радости, но и в горе. А еще я много читаю. Книги — это огромное удовольствие в жизни. Кроме этого я играю в теннис и футбол.

Чем лично для Вас является участие в этом высоком форуме? Какие надежды Вы на него возлагаете?

Именно на съезде решаются масштабные задачи, стоящие перед судебной системой, формулируются принципы новых направлений в деятельности, вырабатываются конкретные практические инструменты реализации повышения качества судопроизводства, при этом учитываются все изменения и тенденции в законодательстве, обсуждаются вопросы инфраструктуры судебной системы и кадрового потенциала.

Участвовать в обсуждении этих важных вопросов — это, прежде всего, большая честь и доверие коллектива, а также огромная ответственность. Я являюсь членом Совета судей Республики Крым, поэтому знаю, какая масштабная работа, в том числе законотворческая, проводится Верховным Судом РФ и Советом судей РФ.

Круг основных вопросов, которые будут поставлены перед IX Всероссийским съездом судей, уже известен. Председатель Верховного Суда РФ Вячеслав Лебедев сделал ряд важных сообщений, касающихся предстоящего форума, обозначив вопросы, которые подлежат обсуждению.

По моему мнению, важными среди них являются: анализ ошибок судебных и правоохранительных органов; введение коллегий присяжных заседателей в районных судах; наделение председателя Верховного Суда России правом возбуждения надзорного производства в случае нарушения фундаментальных принципов правосудия; обновлённая концепция уголовной политики; развитие электронного правосудия и др.

Полагаю, немаловажным является и вопрос несоответствия материального обеспечения работников аппарата судов требованиям и квалификации их должностей, поскольку без этого невозможна эффективная деятельность суда.

Беседовала Л.Суздалева

Источник: http://www.garant.ru/company/cooperation/sudi/1043471/

Выпускник.про

Профессия судья. Кто такой судья. Интервью о профессии: судья

На моё решение стать судьёй повлияли, наверное, две вещи. Во-первых, это авторитет профессии, а, во-вторых, личный пример одного знакомого человека, в котором я увидел пример для подражания; он описал мне в своё время все тяготы и прелести работы судьи.

Родители поддержали моё желание стать юристом и записали на подготовительные курсы УрГЮА. Время тогда было более закрытое, чем сейчас, все боялись уезжать далеко от родителей, поэтому я даже не рассматривал варианты обучения в Питере или Москве.

Тогда действительно среди молодёжи было меньше мобильности – опасно было уезжать очень далеко от дома. К тому же, это было бы непросто в материальном плане.

Самое трудное в этой работе –  муки выбора. И, как бы это ни звучало, сложность ещё заключается в ответственности, когда сомневаешься в решении, которое должен вынести.

Очень сложно определить, на самом ли деле ты прав, верное ли решение принимаешь, поэтому для судьи очень важна пытливость ума.

Человек, ставший судьёй или желающий стать судьёй, должен быть немного идеалистом и всё-таки верить, что на свете можно достичь истинной справедливости, в том числе, благодаря его действиям.

Профессиональная деформация судей исходит из их прошлой работы. Допустим, тот, кто был следователем или прокурором, всё равно большей частью останется на стороне обвинения, а тот, кто пришёл в судьи из адвокатуры, будет видеть ситуацию совсем с другой стороны.

Студент-выпускник сразу после вуза не имеет возможности стать судьёй, по закону «О статусе судей», им может стать человек, достигший 30 лет и имеющий не менее 7 лет юридического стажа. К тому же, нужно накопить жизненный опыт и какие-то знания – не только юридические, но и знания человека, психологии.

Непосредственно в период работы судья становится сухим и циничным, потому что каждое дело невозможно через себя пропустить – если будешь это делать, то рано или поздно психика может не выдержать.

Как врач не может быть одновременно стоматологом и кардиологом, так и судья, каким бы он ни был грамотным и юридически образованным, не может объять всю юридическую науку. Всё равно должно быть разделение, что в нашей системе в настоящее время и существует.

Судьи арбитражных судов рассматривают экономические споры, а судьи общей юрисдикции рассматривают споры между гражданами и между государством и гражданами. Отдельная категория судей – судьи-криминалисты. Они рассматривают уголовные дела. Они также делятся по категориям рассматриваемых дел – по наркотикам, по убийствам, по кражам.

Рано или поздно, судебная система приходит к какой-то стандартной специализации, потому что, когда человек постоянно разбирает одну и ту же категорию дел, то он больше вникает в суть правовой отрасли, он знает больше практики и теории, соответственно, опыт ему позволяет наиболее объективно и справедливо принять то или иное решение.

У судьи превалирует только та область, на которой он специализируется. Если мы говорим о судье-цивилисте, то область уголовного права для него, со временем, станет менее понятна, чем гражданского. Это естественно, это не является недостатком судьи.

Как я уже сказал, нельзя быть универсальным во всём, если пытаться это сделать, то можно ничего не достичь ни в одной области. Как говорится, лучше бить в одно место и быть профессионалом в своём деле, чем любителем во всём.

В настоящее время, помощник судьи – это наиболее оптимальная ступень для того, чтобы самому стать потом судьёй.

Зарплаты у помощников мизерные, но ребята знают, что, показав себя на этой работе, они смогут получить продвижение по службе и стать судьями гораздо раньше многих. Большинство судей, кстати, действительно «вышли» из помощников.

Так что, это достойный start up – потерпеть несколько лет, невысокую зарплату, показать себя руководству и коллегам – если они увидят, что ты достоин, то предложат тебе должность судьи.

Ранее я работал в районном суде. На самом деле, эти судьи работают с утра до вечера, остаются допоздна отписывать решения.

Условия бюджетной системы не совсем позволяют сделать суд таким, каким мы видим его в кино – во многих очень маленькие кабинеты или нет персонала в связи с низкой заработной платой.

В областном суде, конечно, уровень выше, там лучше условия для работы, больше возможностей пользоваться компьютерными системами, библиотеками. Здесь уже можно не поставить дела на поток, как в районе, когда не хватает времени, а уделить больше внимания конкретному делу и разобраться досконально.

Руководство всячески поощряет стремление судей к самообразованию. По закону «О статусе судей», повышение квалификации обязательно раз в три года. То есть, каждый судья обязательно ездит на учёбу, проходит семинары, слушает лекции.

Это обучение проходит как в Москве, в Российской академии правосудия, куда отправляют судей, которые недавно назначены, так и в областном суде – свои же коллеги проводят практические занятия; проходят совместные совещания, конференции, на которых обсуждают спорные вопросы.

Все коллеги – достойные люди, которые заслужили свои должности, в силу их человеческих качеств и умственных знаний они достигли такого уровня. Женщин-судей больше, потому что это действительно кропотливая работа, требующая серьёзной ответственности. На это не каждый мужчина способен.

Надо отдать должное – женщины-судьи более усидчивы, более дисциплинированы. 

Когда я ещё учился в школе, то судья для меня был чем-то недостижимым, я даже и не мечтал им стать, не понимал, как можно это сделать. Как говорят, «судья – вершина всей юридической карьеры», если не в материальном плане, то, конечно, в личном.

Сложно сказать, изменил бы я свой выбор профессии, если бы можно было начать всё сначала, потому что надо прожить ещё несколько лет. Иногда всем хочется повернуть время вспять, но я не жалею, что выбрал эту профессию.

похожие статьи

Источник: http://vypusknik.pro/interview/000135

А судьи – кто? (интервью с г. сулейменовой, профессором казгюу)

Профессия судья. Кто такой судья. Интервью о профессии: судья

>

А судьи – кто?
Профессиональную и возрастную планку для служителей Фемиды следует повысить

Действующая система формирования судебного корпуса республики предусматривает особые требования к лицам, претендующим занять должность судьи.

Однако в судах сегодня значится немало людей, профессиональные и личные качества которых не соответствует занимаемой ими должности.

С вопросом – в чем корни этого явления? Мы обратились к профессору КазГЮУ Гульнар СУЛЕЙМЕНОВОЙ, много и плодотворно занимающейся этой проблемой.

– По поводу этого известный ученый в области правосудия В.М. Савицкий писал: «Малограмотный судья – более страшный нонсенс трудно придумать. Поэтому необходимо установить максимально жесткие требования, чтобы не допустить к судейскому креслу случайных людей…».

Солидаризируясь этим мнением, полагаю, что тех требований, которые предусмотрены ст. 79 Конституции РК и ст. 29 Конституционного закона «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан» – недостаточно – они крайне формализованы.

Действующая концепция формирования судейского корпуса республики, на мой взгляд, не в полной мере отвечает задаче качественного отбора кандидатов на должность судьи, имеет ряд недоработок, пробелов… В частности, это касается критериев определения возрастного и профессионального ценза К кандидатам, претендующим на должность судьи, законодательством установлен возрастной ценз – 25 лет. И профессиональный – стаж работы по юридической профессии должен быть не менее двух лет для кандидатов на должность судьи районного и приравненного к нему суда и не менее пяти лет для судей вышестоящего суда, что является крайне недостаточным. В течение указанного периода лицо приобретает лишь навыки практической работы. Но не надо забывать, что судья – это прежде всего носитель судебной власти, что предполагает собой наличие не только хороших теоретических знаний и нравственной безупречности, но и достаточной профессиональной зрелости. В этой связи было бы правильнее повысить профессиональный ценз кандидата в судьи районного и приравненного к нему суда до пяти лет и семи – для кандидатов в судьи вышестоящего суда.

Представляется также, что назрела необходимость предусмотреть ответственность Квалификационной коллегии юстиции за обеспечение качественного отбора и дачи рекомендаций кандидатам на вакантные должности председателей и судей районных и приравненных к ним судов.

Ведь именно это учреждение принимает квалификационные экзамены у граждан, изъявивших желание работать судьями названных судов, рассматривает вопросы об отставке или прекращении отставки судьи и председателя названных судов, выносит рекомендации об освобождении от должности и др.

Закон РК «О Квалификационной коллегии юстиции», предусматривая положение о конкурсном отборе кандидатов на должность судьи, определяет, что порядок приема документов, сдачи квалификационных экзаменов, проведения конкурса, выдачи рекомендации определяются регламентом, что представляется неправильным – названные действия должны быть четко определены только на законодательном уровне и соответствовать принципам гласности и открытости, закрепленным в этом же законе. Кроме этого, замечу, что названный закон, умалчивает о самом главном: критериях отбора кандидата на должность судьи, что имеет также принципиальное значение.

–          Но предполагаемый срок стажа работы повлечет и повышение фактического возраста кандидата в судьи…

–          -Безусловно. Но бояться этого не следует. Для кандидатов в судьи вышестоящих судов возрастной ценз можно безболезненно увеличить до 35-40 лет. В США, к примеру, средний возраст кандидатов в судьи составляет 46 лет. Эти показатели еще выше для федеральных судей…

–          По мнению многих, в законодательных актах, регулирующих требования к кандидатам в судьи, имеются нестыковки и в формулировке некоторых положений.

–          Неточная либо неправильная формулировка предопределяет и неправильную трактовку. Так, в Конституционном законе «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан» одним из требований к кандидату в судьи вышестоящего суда является наличие не менее двухлетнего стажа в должности судьи.

Причем это требование оговаривается сочетанием «как правило», что предполагает возможность назначения на должность судьи вышестоящего суда кандидата, не имеющего стажа работы судьей, что представляется недопустимым. И уж совсем недопустимо, когда одно понятие совершенно необоснованно подменяется другим.

Например, если в Конституционном законе одним из требований к кандидату в судьи является наличие у него двухлетнего стажа работы по «юридической профессии», то в Положении о прохождении стажировки кандидатом в судьи – по «юридической специальности». Между тем понятия «профессия» и «специальность» не идентичны.

Термин «профессия» определяется как широкая область трудовой деятельности, в которой работник может применить свою трудовую специальность в соответствии с имеющимися у него знаниями, навыками и умением. Иначе говоря, это совокупность приобретенных работником специальных трудовых навыков, объединяемых общим названием.

Специальность же – более узкая область трудовой деятельности в пределах определенной профессии, в которой работник имеет глубокие и всесторонние познания и навыки.

–          далеко не последнюю роль в отправлении правосудия играет, вероятно, и образовательный уровень судьи.

– Поскольку с 1999 г.

в республике была введена многоуровневая система высшего образования, в том числе и юридического, то возникает вопрос: какое образование должен иметь кандидат в судьи – высшее базовое (бакалавр-юрист), высшее специальное (специалист-юрист) или высшее научно-педагогическое (магистр-юрист)? Из смысла содержания Государственного общеобразовательного стандарта образования по специальности «Юриспруденция» следует, что кандидат в судьи должен иметь квалификацию «специалист-юрист» или «магистр-юрист» т.е. иметь квалификацию «специалист-юрист» или «магистр-юрист» Поэтому мне представляется, в ч.1 ст.29 КЗ «О судебной системе и статусе судей РК» слова «высшее юридическое образование» должны быть изменены на «высшее специальное юридическое образование или высшее научно-педагогическое образование»

–          А какое требование предъявляет законодатель к кандидату в судьи в морально-этическом плане?

–          Наличие «безупречной репутации», что опять же вызывает у многих сомнение в правильности такой формулировки, обусловленное расплывчатостью ее смыслового значения.

Для сравнения отмечу, что аналогичным требованием, предъявляемым к кандидату в судьи согласно российских законов является не совершение им «порочащих его поступков». «Поступок» в данном случае определяется как исходная точка нравственного поведения человека и является действием, имеющем положительную нравственную значимость.

Действие, которое имеет отрицательную значимость (проступок, порочащий поступок) можно считать единицей безнравственного поведения. В тоже же время нельзя не признать, что оценить поведение человека не столь уж легко.

Однако, учитывая факторы мотива, последствий поступков, условия его совершения и средства, используемые для достижения цели можно дать взвешенную оценку поведения личности. А теперь скажите, каким образом и на основании каких документов можно определить «безупречность репутации»?

– На основании характеристики с последнего места работы. Или это не документ?

–          Безусловно, характеристика является документом, но, содержащим, к сожалению, в основном сведения только о квалификации работника и его отношение к работе. Но не нравственные качества.

Встречали ли Вы служебные характеристики, в которых были бы отражены такие личностные качества кандидата, как его судейская философия, идеологические взгляды, репутация, личные знакомства, привязанности, другие обстоятельства, которые существенным образом могут повлиять на его судейскую работу?

– Какова роль стажировки кандидатов в судьи в перечне требований, предъявляемых к кандидатам в судьи?

– Успешное прохождение стажировки является одним из главных требований, предъявляемых к ним. Венцом всего является получение положительно отзыва пленарного заседания суда. Условия и порядок прохождения такой стажировки определены Положением о прохождении стажировки и Типовой программой стажировки кандидатов в судьи.

Однако время высветило в них наличие множества пробелов – в частности, отсутствие четкой правовой регламентации порядка и условий, что превращает ее прохождение стажировки в формальность.

Если прежде время прохождения стажерами-судьями стажировки засчитывалось в общий трудовой стаж, (стажер выполнял должностные обязанности и при этом получал заработную плату), то статус нынешнего стажера более схож со статусом студента-практиканта, а само содержание стажировки, предусмотренное вышеуказанными актами – неопределенно и расплывчато.

Это объясняется тем, что согласно Положения прохождение стажировки не влечет оставления стажером основного места работы. При такой регламентации перед стажером стоит довольно трудно разрешимая задача – в какое время он должен стажироваться, не оставляя своего основного места работы?

–          Что вы предлагаете для устранения этих пробелов?

–          Для достижения эффективности прохождения стажировки следует предусмотреть заключение с кандидатом-стажером срочного индивидуального трудового договора, оговорив его трудовые обязанности с обязательным подчинением кандидата в процессе стажировки правилам трудового распорядка. И соответственно предусмотреть оплату его труда, например, в размере минимальной месячной зарплаты из республиканского бюджета.

–          Насколько реальны и эффективны установленные сроки стажировки будущих судей?

–          Они недостаточны для получения стажером необходимых углубленных знаний и практических навыков. Например, во Франции стажировка длится 31 месяц, в Японии кандидат в судьи должен пройти 2-хлетний курс обучения, в Португалии – – 6-летний.

И теперь сравните, наши сроки колеблются в пределах от трех месяцев до одного года, при этом стажировка предусмотрена только в суде. Причем, основным ее содержанием является, в основном, ознакомление с организацией работы суда, составление документов, самостоятельное изучение законодательства, что явно недостаточно.

Представляется, что процессе стажировки кандидат в судьи должен приобрести практические навыки не только в суде, но и ознакомиться с организацией работы в прокуратуре, органах следствия и дознания, адвокатуре, государственных и иных органах и т.д.

, что необходимо для понимания и осмысления логики деятельности различных правоприменительных органов. Помимо этого он должен получить и углубленные теоретические знания в различных областях знаний – юридической социологии и деонтологии, судебной этике и психологии, финансовом и налоговом праве, бухгалтерском учете и т.д.

Поэтому, на мой взгляд, стажировкой должно заниматься специальное государственное учреждение, например Институт по повышению квалификации судей при Верховном суде РК.

–          И наконец, надо полагать, кандидаты в судьи помимо нравственной полноценности, должны обладать физическим и психическим здоровьем.

–          В числе требований, предъявляемых к будущему судье, действующим законодательством не предусмотрены исследования, направленные на выяснение его психологического портрета, тогда как необходимость в этом очевидна. В этом плане показателен зарубежный опыт.

Так, в России успешно внедряется программа по психодиагностическому обследованию кандидата в мировые судьи.

Проведенные там недавно в одном из регионов психодиагностические обследования выявили, что более 10% кандидатов в мировые судьи, в силу негативных психологических и психосоматических характеристик не способны осуществлять судейские полномочия.

Недоучет этого фактора может обернуться в масштабе Казахстана колоссальными судебными издержками, что в наше непростое время непозволительно. Иными словами, судебный корпус страны необходимо создавать еще задолго за его стенами. И в этом роль качественного и, главное, законодательно отлаженного механизма подготовки судей видится определяющей.

Беседовал Турар Жалмухамед

Источник: https://online.zakon.kz/Document/?doc_id=1033694

Профессию судьи выбрал осознанно | Газета «Сельчанка»

Профессия судья. Кто такой судья. Интервью о профессии: судья

10 октября 2013 |

20 лет назад судьей Новичихинского районного суда был назначен молодой следователь Новичихинского РОВД А. А. Томаровский, который и сейчас осуществляет правосудие в нашем районе.

В сегодняшнем интервью Андрей Анатольевич рассказывает о непростой работе судьи.

– Андрей Анатольевич, расскажите о себе и о том, как Вы выбрали профессию судьи.

– Профессию судьи выбрал осознанно. После службы в погранвойсках и поступления на юридический факультет АГУ получил направление от Отдела юстиции Алтайского края и встал в резерв судей. Однако по окончании вуза, в силу сложившихся  обстоятельств,  некоторое время работал  следователем в РОВД.

Расследуя одно из уголовных дел, оказался в отделе кадров Управления юстиции, где вспомнили о том, что я нахожусь у них в резерве, и предложили стать судьей. Далее сдал квалификационный экзамен и в июне 1993 года был избран судьей Новичихинского районного суда, где служу по настоящее время.

В период с 1996 по 1998 год исполнял обязанности председателя районного суда, а с 1998 года по 2008 год работал в должности председателя. С 2008 года – судья федерального суда.

– С какими трудностями Вам пришлось столкнуться в работе?

– Особых трудностей не испытывал. Было сложно, когда в период до 2000 года был вынужден работать один за двух судей.

Тогда компьютерной техники в суде не было, а поэтому все решения приходилось печатать на пишущей машинке или писать вручную. Если допускал ошибку, приходилось переписывать весь текст.

И это при условии, что в один день нужно было рассмотреть два-три уголовных дела с вынесением приговора, или несколько гражданских и административных  дел.

– В течение 10 лет Вы были председателем суда. Значительной ли является разница работы председателем суда и судьей?

– Должности федерального судьи и председателя районного суда разные. Председатель районного суда, помимо исполнения обязанности судьи, наделен правами администратора. Он отвечает за деятельность суда в целом: руководит им и несет за это ответственность. Особых привилегий председатель не имеет, так как является судьей, статус которого строго определен законодательством РФ.

– Какое из дел было самым сложным или наиболее запоминающимся для Вас?

– По-моему сложных дел не бывает. Бывают запутанные. Искусство служения судьи заключается в том, чтобы помочь их распутать и постараться вынести единственно верное решение.

– Расскажите о своих увлечениях.

– Как такового хобби не имею. Из увлечений, наверное, только автотуризм и горы. Нравится быть в движении, люблю постоянную смену  обстановки: палатка, костер и т.п. Не приемлю кемпинговый отдых. Самое далекое путешествие было год назад, это поездка на Украину с заездом в Краснодарский край, Крым. За десять дней проехал практически 13 тысяч километров.

– Как работать судьей в условиях небольшого села, когда все друг друга знают?

– Сложно. Как известно, работа судьи связана с определенными ограничениями, в  том числе в  общении. Скорее это удел людей  замкнутых, склонных к одиночеству, круг друзей и знакомых у которых весьма ограничен.

В суд в основном обращаются в поисках защиты. Однако оказать ее каждому нельзя, так как существует закон. Поэтому нередко,  когда из зала суда выходят люди, недовольные судебным решением, работой судьи. Это обстоятельство зачастую влечет за собой необоснованные слухи, недомолвки и формирует о судье негативное мнение у определенного круга лиц.

Мне известно, что на почве этого некоторые судьи стараются не работать  в тех местах, где родились либо где живут.

– За время работы судьей Вы не разочаровались в избранной профессии? Довольны ли тем, как сложилась Ваша судьба, карьера?

– Когда-то поступал в архитектурный институт, на факультет градостроительства и строительства спортивных сооружений, по окончании которого, возможно, жизнь сложилась бы по-иному.

Разочаровался ли в избранной профессии? Наверное, нет. Это единственная работа государственного юриста, где ты не связан позицией извне и при рассмотрении спора руководствуешься лишь положениями законодательства и собственным убеждением.

Доволен ли судьбой и карьерой? Считаю этот вопрос философским, из категории: «А доволен ли ты жизнью?». Его необходимо задавать людям, склонным к написанию мемуаров, анализу прожитых лет. У меня такого желания пока не возникало.

– 20 лет – немалый срок, но все же не предел. Пожелаем Андрею Анатольевичу оставаться оптимистичным, жизнерадостным человеком и удачи на его жизненном пути.

273

Источник: http://selchanka.com/articles/myi-i-zakon/professiyu-sudi-vyibral-osoznanno.htm

Юр-защитник
Добавить комментарий