Разница между собственностью и владением, и разница между вотчиной и поместьем. В чем разница между вотчиной и поместьем

3 апреля

Разница между собственностью и владением, и разница между вотчиной и поместьем. В чем разница между вотчиной и поместьем
sh: 1: year: not found

3 апреля

Подпись императора Петра I

Этот законодательный акт закреплял дворянскую собственность на землю. По указу отец мог передать недвижимое имущество только одному из сыновей или дочери (в случае отсутствия сына); при отсутствии детей — одному из своих родственников, но непременно той же фамилии. Указ запрещал продавать и закладывать недвижимое имущество, движимое же имущество завещатель мог распределить между детьми по своему усмотрению. Указ был направлен против дробления дворянских имений, приводившего, по мнению Петра I, к разорению дворянства, и юридически ликвидировал разницу между поместьями и вотчинами, превратив их в единый вид дворянской земельной собственности. Разница между этими двумя видами землевладения давно уже была формальной. К началу 18 века это были абсолютно неразличимые понятия. Поместье (по сути своей временная передача земли в пользование) стала переходить по наследству и делиться между детьми владельца, так, как и вотчина. С появлением же Указа о единонаследии один сын получал во владение отца. Остальным же детям приходилось самим обеспечивать, что по замыслу императора подталкивало их к необходимости поступать на государственную службу. Заставить дворянство служить это главная идея государя в это время. Поэтому следом за указом о наследовании земли последовали и другие: закон, запрещавший жениться недорослям, не овладевшим цифирью и геометрией, закон, не разрешавший производить в офицеры дворян, не служивших рядовыми в гвардейских полках и так далее. Следующим этапом закононотворчества по вопросам наследования станет Указ о престолонаследии 1722 года, дающий монарху право передавать престол не по исходящей линии, а назначать преемника по воле монарха.

Царевич Алексей Петрович, гравюра 1718 год

Указ вносил важные перемены в служилое землевладение. Это – не закон о майорате или “о первенстве”, навеянный будто бы порядками западноевропейского феодального наследования, как его иногда характеризуют, хотя Петр и наводил справки о правилах наследования в Англии, Франции, Венеции, даже в Москве у иноземцев. Мартовский указ не утверждал исключительного права за старшим сыном; майорат был случайностью, наступавшей только при отсутствии духовной: отец мог завещать недвижимое и младшему сыну мимо старшего. Указ установлял не майорат, а единонаследие, неделимость недвижимых имений, и шел навстречу затруднению чисто туземного происхождения, устранял дробление поместий, усилившееся вследствие указа 1684 г. и ослаблявшее служебную годность помещиков. Юридическая постройка закона 23 марта была довольно своеобразна. Завершая сближение вотчин и поместий, он устанавливал для тех и других одинаковый порядок наследования; но при этом превращал ли он вотчины в поместья или наоборот, как думали в XVIII в., называя мартовские пункты изящнейшим благодеянием, коим Петр Великий поместные дачи в собственность пожаловал? Ни то, ни другое, а сочетанием юридических особенностей поместья и вотчины создавался новый, небывалый вид землевладения, который можно характеризовать названием наследственного, неделимого и вечнообязанного, с которым связана вечная наследственная и потомственная служба владельца. Все эти черты существовали и в древнерусском землевладении; только две из них не совмещались: наследственность была правом вотчинного землевладения, неделимость – обычным фактом землевладения поместного. Вотчина не была неделима, поместье не было наследственно; обязательная служба одинаково падала на то и на другое владение. Петр соединил эти черты и распространил их на все дворянские имения, да еще положил на них запрет отчуждения.

Цитируется по: В.О. Ключевский. Курс русской истории, гл.62

Император Петр I

Среди дворянства было множество недовольных указом, так как такой порядок наследования делал одних обеспеченными, но других часто обрекал на нужду. В законе был допущен ряд противоречий, и в мае 1725 года указ был подвергнут значительной доработке, допускавшей значительные отступления от первоначальной редакции, что привело к большей запутанности из-за свободы трактовки закона. Наконец в 1730 году при Анне Иоанновне, по просьбе дворянства закон был отменен. Указ о единонаследии. 23 марта 1714 года И.-Г. Фоккеродт, секретарь прусского посольства в Петербурге: В 1714 году Петр I обнародовал узаконение, чтобы вперед дворянские имения больше не раздроблялись, а по смерти отца доставались сыну, которого тот назначит наследником, а по недостатку такого завещания — одному старшему сыну: это похоже почти на то, как в подобных случаях обыкновенно ведется во Франции и Англии. Никто не мог отгадать, что бы такое могло заставить Петра сделать это постановление, которое со временем необходимо должно было доставить дворянству великое богатство и силу, стало быть, прямо противно было принятым до сих пор правилам двора. Но последствие показало, что он еще в то время замышлял лишить наследства своего царевича-наследника и хотел приготовить к тому подданных вышеупомянутым узаконением. В царствование Петра II этот закон совсем отменен и наследование частных имений опять было оставлено на прежнем основании.

Цитируется по: Фоккеродт И.-Г. Россия при Петре Великом / Пер. А.Н. Шемякина // Неистовый реформатор. — М.: Фонд Сергея Дубова, 2000.

    В 1714 году в Англии инженер из Нью-Ривера Генри Милл (1683 – 1770) берет патент № 395 на первую в мире пишущую машинку. Точнее, это был патент на “машину или метод выдавливания или переноса букв по одной, либо по нескольку одной за другой”. К сожалению, машинка по проекту Мила так и не была сделана, по крайней мере до наших дней не дошло ни одного экземпляра такого устройства. Тем не менее, 1714 год считается годом рождения пишущей машинки. Первая печатная машина была изготовлена только в 1808 году. Ее создал итальянец Пеллегрино Турри для своей слепой подруги – графини Каролины Фантони да Фивиццоно. С помощью машинки она вела переписку со своими друзьями. Собственно эти письма и дошли до нашего времени, как она выглядела – неизвестно. Зато сохранилась другая печатная машинка – датского изобретателя Расмуса Маллинга-Хансена, так называемый «печатный шар».«Печатный шар» Расмуса Маллинга-Хансена, 1878 год.Первая печатная машина Кристофера Шоулза Но только печатная машина Кристофера Шоулза, изобретенная им в 1867 году и первоначально называющаяся «птеротайп», стала в дальнейшем современной пишущей машинкой. Коммерческим воплощением изобретения Шоулза в 1874 году занялась оружейная фирма «Ремингтон».

Источник: http://www.runivers.ru/Runivers/calendar2.php?ID=61497&month=&year

В чем разница между вотчиной и поместьем

Разница между собственностью и владением, и разница между вотчиной и поместьем. В чем разница между вотчиной и поместьем

Собственность существовала со времен первой пойманной и разделенной добычи. Изначально она была общинной. Как понятно из названия, принадлежала не конкретному человеку, а группе людей. Земля, как добыча, породила частную собственность. Одна из которых появилась в 11 веке.

В самом начале формирования частной земельной собственности знати в Киевской Руси, доля ее была совсем незначительной. Стали появляться вотчины, как награда родовитым людям, за подвиги.

Расширение государственных земель, привело к необходимости привлекать людей для службы, чтобы сохранить новые границы. Для этих целей, князь наделял своих приближенных землями, под ограниченное владение, как правило, пожизненно, на время службы государству.

Позже, эти два понятия объединились и приобрели единственную форму владения — наследственную. Это означало, что они могли передавать имения по наследству.

Возникновение вотчины

Это ранняя форма собственности в древней Руси, причем такое право распространялось на землю, постройки, другое имущество, в том числе, и на крепостных крестьян. Само понятие произошло от однокоренного слова отче (отец).

Во времена Киевской Руси владелец мог передать свои владения от отца к сыну, продать, поменять, поделить его между родственниками. В 9-11 веках большинство знати получали земельную награду за заслуги перед великим князем.

Как правило, это были князья, дружинники и земские бояре, то есть люди знатные.

После крещения Руси, появились церковные вотчины — земли и хозяйства, принадлежащие церковным служителям высших чинов и монастырям.

Монастырское и церковное землевладение развивалось параллельно княжеским и боярским. Крестьянский труд использовался также, как и при знати, посредством оброка и барщины.

Но развитие церковных угодий было достаточно слабым, так как владений было не так уж и много.

Появление поместья

Русское государство расширяло свои владения. Для укрепления своих границ, Иван III награждал своих людей (зарождавшееся дворянство) земельными наделами за доблесть в ратных делах.

Так с конца 15 века появилась новая форма собственности — поместье.

Владения предоставлялись приказным людям (атаманам, сотникам), как средство для службы или же, за военные отличия, в пожизненное пользование.

Размер зависел от значимости положения, размеров вотчин, происхождения. Мог увеличиваться за храбрость или понижаться за проступки. Право помещиков распоряжаться такими землями было ограничено государством. Им было запрещено распоряжаться имением, в том смысле, что ни продать, ни унаследовать его владельцы не могли.

Что общего между ними?

Рассматривая два способа владения землей, однозначно можно сказать о том, что обе формы принадлежат к феодальному строю. Правящее сословие, эксплуатирует зависящих от них крестьянское сословие.

На начальном этапе возникновения вотчин, земля на которой стояло имение, принадлежало определенному князю, ему то и должен был служить вотчиник.

И без его одобрения передать или продать свои владения не представлялось возможным (правда, такое положение быстро поменялось, земля стала наследуемой). Также, и помещик был ограничен государством в своих правах на недвижимость.

Ему нельзя было ни продать, ни заложить, ни унаследовать ее, так как право собственности принадлежало великому князю (государю).

Какие отличия?

Главным отличием между этими видами землевладения — это вопрос о наследовании. Вотчина образовалась на несколько веков раньше, и у ее владельца было больше прав на имущество.

То есть, можно было проводить различные манипуляции со своим хозяйством. При их возникновении, формировался и аппарат правления (администрация, судебный орган).

Поместье же, напротив, принадлежало государству, и помещик не мог ни наследовать, ни продавать свою недвижимость и крестьян.

Владения бояр были обычно больше, чем помещичьи, так как первые были заинтересованы в развитии и процветании своих земель. Когда, как помещики старались выжать максимум из своих угодий и нещадно эксплуатировали своих крепостных, особо не вкладывая в развитие своего поместья. Так, при Крестьянских переходах, раз в году, народ большей частью переходил из поместья к вотчинику.

Разница сословий в основном определяло и право на владение. Вотчиной владели, как правило, князья и бояре. Поместьем владели служилые люди, проходившие обязательную службу у государя.

Еще, нужно учесть такую особенность, как церковные и монастырские вотчины, когда как поместий таких быть не могло.

Подытоживая различия и сходства двух видов землевладения, нужно сказать, что в 1556 году документ «Уложение о службе» одинаково обязывал вотчиников и помещиков проходить военную службу. Окончательно эти два понятия уровнял Петр I своим указом о единонаследии. Теперь и поместье могло оставаться в роду и передаваться по наследству.

Также Петр Великий установил запрет на отчуждение — это означало, что дворянин не мог проиграть в азартные игры свое имение, то есть раздробить имущество на части. Также, право наследования было только у старшего сына.

А значит, что другие сыновья должны были служить государю исправно, ведь за хорошую службу государь даровал им новые поместья.

Источник: https://vchemraznica.ru/v-chem-raznica-mezhdu-votchinoj-i-pomestem/

ДВОРЯ́НСКОЕ ЗЕМЛЕВЛАДЕ́НИЕ

Разница между собственностью и владением, и разница между вотчиной и поместьем. В чем разница между вотчиной и поместьем

Авторы: К. Л. Баранов, Н. А. Проскурякова

ДВОРЯ́НСКОЕ ЗЕМЛЕВЛАДЕ́НИЕ в Рос­сии, при­ви­ле­ги­ро­ван­ная фор­ма ча­ст­но­го лич­но­го зем­ле­вла­де­ния. Воз­ник­ло в хо­де ста­нов­ле­ния со­сло­вия дво­рян­ст­ва. С 13–14 вв., на­ря­ду с со­хра­не­ни­ем сис­те­мы корм­ле­ния, слу­жи­лые лю­ди ста­ли по­лу­чать от кня­зей зем­лю как на пра­вах ус­лов­но­го дер­жа­ния, так и в ви­де вот­чи­ны. Ко 2-й пол. 15 в.

вот­чин­ная сис­те­ма как сред­ст­во обес­пе­че­ния служ­бы те­ря­ла свою эф­фек­тив­ность, т. к. вот­чи­ны по­сто­ян­но дро­би­лись при се­мей­ных раз­де­лах, за­кла­ды­ва­лись, про­да­ва­лись и т. п. По­это­му с по­след­ней четв. 15 в.

на­ря­ду с вот­чи­ной воз­ник­ло по­ме­стье как ус­лов­ная фор­ма ча­ст­но­го зем­ле­вла­де­ния, пра­ва рас­по­ря­же­ния им бы­ли ог­ра­ни­че­ны. Впер­вые мас­со­вые раз­да­чи по­мес­тий про­из­ве­де­ны в кон. 15 в. на тер­ри­то­рии быв. Нов­го­род­ской рес­пуб­ли­ки, при­сое­ди­нён­ной к Рус. гос-ву, в 16 в.

по­ме­ст­ная сис­те­ма рас­про­стра­ни­лась по всей тер­ри­то­рии го­су­дар­ст­ва. В 1-й пол. 16 в. раз­да­ва­лись в по­ме­стье не толь­ко при­сое­ди­нён­ные зем­ли, но и двор­цо­вые и чер­но­сош­ные во­лос­ти в центр. рай­онах стра­ны. Во 2-й пол. 16 в. по­ме­стье ста­ло до­ми­ни­ро­вать в со­ста­ве Д. з.

, че­му спо­соб­ст­во­ва­ли мас­со­вые кон­фи­ска­ции ро­до­вых вот­чин во вре­мя оп­рич­ни­ны, а так­же про­дол­жав­ший­ся до 1580-х гг. их от­ток в мо­на­сты­ри. То­гда же вы­де­ли­лись ре­гио­ны ис­клю­чи­тель­но по­ме­ст­но­го зем­ле­вла­де­ния (Се­ве­ро-За­пад) и сме­шан­но­го вот­чин­но-по­ме­ст­но­го зем­ле­вла­де­ния (Се­ве­ро-Вос­ток).

В Смут­ное вре­мя вот­чи­ны и по­ме­стья дво­рян­ст­ва бы­ли ра­зо­ре­ны. Это об­стоя­тель­ст­во, на­ря­ду с воз­рас­та­ни­ем ро­ли дво­рян­ст­ва как ор­га­ни­зов. во­ен. си­лы, при­ве­ло к струк­тур­ным из­ме­не­ни­ям Д. з.: с 1610 ши­ро­кое раз­ви­тие по­лу­чил ин­сти­тут вы­слу­жен­ной вот­чи­ны; дво­ря­не по­лу­чи­ли боль­шие пра­ва рас­по­ря­же­ния по­ме­сть­я­ми.

Со­бор­ное уло­же­ние 1649, в ко­то­ром под­роб­но раз­ра­бо­та­ны пра­ва вла­де­ния вот­чи­на­ми и по­ме­сть­я­ми, бы­ло на­прав­ле­но на со­хра­не­ние Д. з. как сред­ст­ва ма­те­ри­аль­но­го обес­пе­че­ния служ­бы дво­рян­ст­ва. Ко­ли­че­ст­вен­ный рост Д. з. в центр.

рай­онах стал за­мед­лять­ся вслед­ст­вие ис­чер­па­ния фон­да двор­цо­вых и чер­но­сош­ных зе­мель уже в сер. 17 в. По­сле это­го на­ча­лось ак­тив­ное ос­вое­ние пло­до­род­ных зе­мель По­вол­жья, но осо­бен­но Юга Рос­сии (в 1620–1700 по­ме­ст­но-вот­чин­ный фонд ре­гио­на вы­рос в 3–4 раза). К кон. 17 в.

круп­ное зем­ле­вла­де­ние пре­об­ла­да­ло в Цен­траль­но­не­чер­но­зём­ном и За­пад­ном райо­нах и на­ча­ло про­ни­кать в Цен­траль­но­чер­но­зём­ный р-н. Все­го дво­ря­нам при­над­ле­жа­ло ок. 360 тыс. кре­сть­ян­ских дво­ров. Ши­ро­ко­му раз­ви­тию Д. з.

спо­соб­ст­во­вал про­цесс слия­ния вот­чи­ны с по­ме­сть­ем (раз­ли­чия ме­ж­ду ни­ми за­ко­но­да­тель­но ли­к­ви­ди­ро­ва­ны в 1714 ука­зом Пет­ра I «О еди­но­на­сле­дии»; то­гда же сде­ла­на по­пыт­ка при­ос­та­но­вить раз­дроб­ле­ние име­ний в на­следств. де­ле­жах). В 18 в. гос.

раз­да­ча на­се­лён­ных мест дво­ря­нам при­об­ре­ла ши­ро­кий раз­мах: в 1725–62 по­жа­ло­ва­но ок. 250 тыс. душ, в 1763–96 – ок. 425 тыс. душ, в 1797–1801 – ок. 300 тыс. душ. До­ля Д. з. в пе­ри­од Ге­не­раль­но­го ме­же­ва­ния 2-й пол. 18 в. со­став­ля­ла 8,1% на Се­ве­ре и в Сев. При­ура­лье, 33,3% – в Сев.-Зап.

р-не, 84,0% – в За­пад­ном, 64,4% – в Цен­траль­но­чер­но­зём­ном р-не, 23,1% – в Сред­нем По­вол­жье, 21,8% – в Но­во­рос­сии, 12,7% – в Юж. При­ура­лье. С при­сое­ди­не­ни­ем Кры­ма и Тав­рии по­ме­щи­ки по­лу­чи­ли там ок. 683 тыс. га.

С 1774 пра­ви­тель­ст­во на­ча­ло вво­дить май­о­ра­ты для круп­ных зем­ле­вла­дель­цев (до кре­сть­ян­ской ре­фор­мы 1861 на май­о­рат­ном пра­ве на­хо­ди­лось при­мер­но 20 круп­ных дво­рян­ских име­ний). В 1754 соз­дан Дво­рян­ский банк, вы­да­вав­ший ссу­ды под за­лог име­ний и кре­по­ст­ных кре­сть­ян, с этой це­лью воз­ни­ка­ли и др. кре­дит­ные уч­ре­ж­де­ния.

За 1775–1859 за­дол­жен­ность дво­рян­ст­ва воз­рос­ла во мно­го раз: с 0,2 млн. душ и 4,3 млн. руб. до 7,1 млн. душ и 425 млн. руб. В 1801 бы­ло раз­ре­ше­но по­ку­пать зем­ли пред­ста­ви­те­лям не­дво­рян­ских со­сло­вий (куп­цам, ме­ща­нам, гос. кре­сть­я­нам и др.). Это пра­во рас­ши­ря­лось и до­пол­ня­лось на про­тя­же­нии 2-й пол. 19 в. К сер. 19 в.

рез­ко обо­зна­чил­ся кри­зис мел­ко- и сред­не­по­ме­ст­но­го дво­рян­ст­ва: круп­ным зем­ле­вла­дель­цам (24,3% от об­ще­го чис­ла дво­рян) при­над­ле­жа­ло 79,8% кре­по­ст­ных кре­сть­ян. В 1877 Д. з. вклю­ча­ло ок. 80 млн. га (79,8% всей лич­ной ча­ст­ной соб­ст­вен­но­сти на зем­лю в Ев­роп. Рос­сии), в 1905 – св. 58 млн. га (61,9%), в 1915 – ок. 46 млн. га (57%). Наи­бо­лее ши­ро­ко бы­ло рас­про­стра­не­но в Сев.-Зап. и Юго-Зап. ре­гио­нах, ме­нее все­го – в Юго-Вост., При­ураль­ском и Се­вер­ном ре­гио­нах. Д. з. под­дер­жи­ва­лось льго­та­ми со сто­ро­ны го­су­дар­ст­ва: обес­пе­чи­ва­лось сис­те­мой гос. ипо­теч­но­го кре­ди­та (в 1885 об­ра­зо­ван Дво­рян­ский зе­мель­ный банк), за­ко­но­дат. нор­ма­ми, на­прав­лен­ны­ми на со­хра­не­ние май­о­ра­тов и др. форм круп­но­го зем­ле­вла­де­ния, поль­зо­ва­лось поч­ти пол­ной сво­бо­дой от на­ло­гов и пр. Од­на­ко гос. под­держ­ка Д. з. не пре­дот­вра­ти­ла про­цесс его раз­мы­ва­ния.

Д. з. от­ли­ча­лось ис­клю­чи­тель­но вы­со­кой кон­цен­тра­ци­ей. Круп­ное Д. з. (пло­щадь име­ний св. 1,09 тыс. га, или св. 1 тыс. дес.) за­ни­ма­ло ок. 60 млн. га (75% всех зе­мель со­сло­вия) в 1877, ок. 42 млн. га (72%) в 1905, ок. 40 млн. га в 1915. К круп­ным зем­ле­вла­дель­цам при­над­ле­жа­ло 11,4% вла­дель­цев в 1877, 8,7% – в 1905. В нач.

20 в. из 9324 круп­ных зем­ле­вла­дель­цев 155 чел. име­ли ок. 55 тыс. га зем­ли, 700 чел. – ок. 11 тыс. га; Стро­га­но­вы вла­де­ли св. 1,6 млн. га, Шу­ва­ло­вы – св. 1 млн. га, Аба­ме­лек-Ла­за­ре­вы – св. 950 тыс. га, Де­ми­до­вы – св. 807 тыс. га. Сред­нее Д. з. (пло­щадь име­ний от бо­лее чем 110 га, или 101 де­ся­ти­ны, до 1,09 тыс. га, или 1 тыс.

дес.) за­ни­ма­ло ок. 18 млн. га (22% дво­рян­ско­го зе­мель­но­го фон­да) в 1877, св. 14 млн. га (25%) в 1905, св. 10 млн. га в 1915. Сред­ние зем­ле­вла­дель­цы со­став­ля­ли треть всех дво­рян-по­ме­щи­ков. Мел­кое зем­ле­вла­де­ние (пло­щадь име­ний ме­нее 110 га, или 100 де­ся­тин) за­ни­ма­ло ок. 3,3 млн.

га (3% дво­рян­ских зе­мель) в 1877, 1,75 млн. га (3,1%) в 1905, поч­ти ис­чез­ло в 1915, хо­тя мел­кое дво­рян­ст­во со­став­ля­ло св. по­ло­ви­ны дво­рян-зем­ле­вла­дель­цев. В 1877–1905 пло­щадь Д. з.

в це­лом со­кра­ти­лась при­мер­но на 30% (осо­бен­но силь­но – в рай­онах наи­бо­лее ин­тен­сив­но­го раз­ви­тия пре­ж­де все­го про­мыш­лен­но­го, а так­же аг­рар­но­го ка­пи­та­лиз­ма), а стои­мость ос­тав­шей­ся зем­ли воз­рос­ла поч­ти в 3 раза. К 1915 Д. з.

ос­та­ва­лось од­ной из наи­бо­лее круп­ных форм ча­ст­ной зе­мель­ной соб­ст­вен­но­сти на­ря­ду с кре­сть­ян­ским ча­ст­ным зем­ле­вла­де­ни­ем, ко­то­рое по­сто­ян­но рос­ло в 1801–1905, осо­бен­но уве­ли­чив­шись к 1915 в хо­де про­ве­де­ния сто­лы­пин­ской аг­рар­ной ре­фор­мы.

Источник: https://bigenc.ru/domestic_history/text/1942876

5. Какая разница между вотчиной и поместьем?

Разница между собственностью и владением, и разница между вотчиной и поместьем. В чем разница между вотчиной и поместьем

А. Не было никакой существенной разницымежду вотчиной и поместьем. То и другоебыли крупными феодальными имениями, вомного раз превышавшими крохотныекрестьянские наделы.

В. Поместья были больше вотчин. Помещикипостоянно жили в своих поместьях, истарались, как можно больше получитьот крестьян. Бояре же покидали своивотчины, чтобы исполнять государевуслужбу.

С. Вотчины, как правило, были по размерамкрупнее поместий и являлись наследственнойсобственностью (обычно бояр). Поместьедавалось на срок, под условием службы.

Помещики (дворяне) стремились большевыжать из поместья и более интенсивноэксплуатировали крестьян. Крестьянскиепереходы в Юрьев день чаще происходилииз поместий в вотчины. С середины XVIв.

начался процесс постепенного сближениястатуса вотчин и поместий.

D. Дворяне владели вотчинами, которыепередавались от отца к сыну. Бояре –помещики могли передавать поместьесыновьям, если те тоже поступали наслужбу.

6. Отраслевые органы центрального управления в Русском государстве в XVI – XVII вв

А. Министерства.

В. Приказы.

С.Губные избы.

D. Коллегии.

7. Когда была издана Краткая Правда?

А. не позднее 1072 г.

В. в 1113 г.

С. в 988 г.

D. в 1054 г.

8. Долгое время договор на Руси скреплялсяпроизнесением определенных ритуальныхформул в присутствии послухов -поручителей. Постепенно стал усиливатьсяконтроль государства за оформлениемдоговора. Договорная грамота сталаприобретать законную силу лишь послезаверения в офицальнои инстанции. Когдаи какой документ впервые закрепилобязательную запись договора врегистрационную книгу?

А. Судебник 1550 г.

В. Судебник Ивана III.

С. Указ 1558 г., изданный в дополнение кЦарскому Судебнику.

D. Псковская судная грамота.

9. Когда появился Устав ВладимираМономаха?

А. В XI в.

В. Не ранее 1113 г.

С. В 1147 г.

D. В Х в.

10. Сан главы Русской Православнойцеркви в XVII в.

А. Архиепископ.

В. Митрополит.

С. Протопоп.

D. Патриарх.

11. При Петре Iдела о государственных преступленияхнаходились в ведении

A. обер-прокурора Сената.

B. Тайной розыскной канцелярии.

C. Тайной экспедиции Сената.

D. Преображенского приказа и Тайнойканцелярии.

12. Лучшим доказательством считалось:

A. показания свидетелей и очевидцев.

B. вещественные доказательства.

C. собственное признание.

D. вещественные доказательства,подкрепленные показаниями свидетелей.

13. Особенности возникновения абсолютизмав России (по сравнению со странамиЗападной Европы):

A. отсутствие сословно-представительныхучреждений подобных французскимГенеральным штатам или английскомупарламенту.

B. влияние опыта государственногоуправления азиатских стран.

C. решающее значение субъективногофактора (личных качеств Петра I какгосударственного деятеля).

D. отсутствие равновесия сил междудворянством и буржуазией, необходимостилавирования между ними

14. Претворить в жизнь идеи «просвещенногоабсолютизма» Екатерине II помешали:

A. разочарование императрицы в теорияхфранцузских просветителей.

B. неспособность членов Уложеннойкомиссии подняться выше сословныхинтересов.

C. восстание под предводительством«маркиза» Пугачева.

D. война с Турцией.

15. Церковь была лишена политическоговлияния в результате:

A. упразднения патриаршества, созданияМонастырского приказа и Синода,секуляризации церковных земель.

B. отмены деления духовенства на “белое”и “черное”

C. распространения на монахов обязательнойвоенной службы.

D. закрепления в законодательствепринципа отделения церкви от государства.

16. К исправительным наказаниям поУложению 1845 г. относились:

A. тюремное заключение, временная ссылка,лишение всех прав состояния.

B. ссылка в Сибирь, другие отдаленныегубернии.

C. ссылка в Сибирь, в другие отдаленныегубернии на срок до 4 лет, временноезаключение в крепость, временноезаключение в тюрьме.

D. телесные наказания.

17. Нормативный материал в Своде законовбыл расположен:

A) в хронологическом порядке.

B) по оригинальной системе.

C) в зависимости от типа источника.

D) по отраслевому принципу.

18. Во главе коллегий стояли:

A. президенты.

B. обер-прокуроры.

C. дьяки.

D. вице-канцлеры.

19. По Своду законов Российской империиправоспособность определялась:

A. имущественным положением.

B. степенью знатности.

C. национальностью и вероисповеданием.

D. сословной принадлежностью.

20. Для укрепления положения потомственногодворянства:

A. после восстания декабристов доступк дворянству представителям иныхсословий был закрыт.

B. потомственное дворянство постояннонаделялось разнообразными дополнительнымильготами и привилегиями.

C. в 1845 г. были повышены требования к тем,кто рассчитывал получить дворянскоедостоинство за многолетнюю военную илигражданскую службу.

D. в 1801 г. была прекращена практика раздачидворянам новых земель из числа казенных.

21. Александр II провел много реформ.Какие принципы провозглашены в ходеего судебной реформы?

А. Основные принципы реформы: назначениевсех судей императором, сохранение иусиление прокурорского надзора.

В. Выборность всех судов снизу доверху,отмена прокурорского и административногонадзора над судом.

С. Принципы судебной реформы: созданиевсесословного суда, отмена прокурорскогонадзора над ним.

D. Отделение суда от администрации,создание всесословного суда, равенствовсех перед судом, несменяемость судови следователей, прокурорский надзор,выборность мировых судей и присяжныхзаседателей.

Источник: https://studfile.net/preview/3862263/page:51/

Разница между собственностью и владением, и разница между вотчиной и поместьем

Разница между собственностью и владением, и разница между вотчиной и поместьем. В чем разница между вотчиной и поместьем

   Нам остается проследить еще одну сторону этой регрессивной эволюции – уже не экономическую, а социально-юридическую.

Торжество помещиков в 1612 году должно бы, казалось, закончить процесс, начатый опричниной, и закрепить его результаты – превратить всю обрабатываемую землю в поместную.

На первый взгляд так оно и было. Не успела смолкнуть канонада под Московским Кремлем, как дворцовые и “черные”, крестьянские земли массами стали переходить в дворянские руки: до весны 1613 года было уже роздано не меньше 45 000 десятин земли дворцовой и до 14 000 десятин земли “черной” – роздано преимущественно вождям помещичьей рати, ее генералитету и офицерству.

Несколько позже дошла очередь до рядовых; около 1627 года имело место “верстанье новиков всех городов”, раздача поместий дворянской молодежи, в службу поспевшей, но еще землею не наделенной и потому сидевшей на шее у старших родственников.

Материалом для этого большого верстанья и для многих других мелких, происходивших в промежутки, послужили опять дворцовые и “черные” земли, а отчасти и земли, конфискованные у других владельцев; только теперь конфисковали уже не “княженецкие” вотчины – их почти и не оставалось, – а земли, данные побитыми политическими противниками тех, кто торжествовал в 1612 году: тушинским “вором”, а в особенности “королем и королевичем”, т.е. польско-боярским правительством 1610 – 1611 годов.

Более жалостливое отношение к тушинским грамотам, сравнительно с королевскими, чрезвычайно характерно: правительство царя Михаила не могло забыть, что и Тушино когда-то было “дворянским гнездом”, из которого вылетели Романовы.

Оттого “воровские дачи” и не отбирались с такою неуклонностью, как дачи “королевские”.

Общая цифра розданных мелкими участками земель, конечно, далеко превышала то, что крупными кусками расхватали “пришедшие в первый час” немедленно после победы.

Раздавались целые волости, иногда по 300 поместных участков сразу, в одном известном случае количество розданной в одном месте пашни доходило до 4500 десятин, в другом даже до 7500.

Сколько-нибудь точного итога подведено быть не может – нам не все случаи верстанья известны, но общую сумму пришлось бы считать сотнями тысяч, если не миллионами десятин.

Интересно, однако же, не это само собою разумеющееся последствие дворянской победы, интересен более другой факт эта розданная помещикам земля поколением позже оказалась владеемой не на поместном, а на вотчинном праве. Это явление достаточно намечается уже в 20-х годах.

В это время в одном из станов Дмитровского уезда можно было насчитать 6 старинных вотчин и 10 выслуженных, пожалованных за две московские осады, при царе Василии и при Михаиле Федоровиче, “в королевичев приход”, когда стоял под Москвой королевич Владислав.

В отдельных станах Звенигородского, Коломенского и Ростовского уездов соотношение “старинных” (наследственных) и выслуженных вотчин было такое же. В Углицком уезде из 114 вотчин 59, т.е. опять-таки большинство, появились в первой четверти XVIII столетия.

В Московском уезде вотчинные земли составляли почти 2/3 всех имений, поместные – немного более одной трети. В одном уезде, Лужском, вотчинное землевладение впервые появляется в эту эпоху. При этом в вотчину имели тенденцию превращаться лучшие поместные земли.

Уже в 20-х, опять-таки годах, т.е. еще задолго до подъема конца столетия, отношение пашни и перелога на вотчинных землях гораздо выгоднее, чем на поместных: иногда в вотчинах относительно в десять раз больше пашни паханой, нежели в поместьях соответствующего уезда.

Что, конечно, не значит, как думает тот автор, у которого мы заимствовали эти статистические данные, будто вотчинное хозяйство было устойчивее поместного: экономически оба типа ничем друг от друга не отличались, при одинаковых размерах. Даже юридически отличие не было так велико, как привыкли думать мы, следуя историкам русского права, с большою легкостью переносившим в феодальную Русь нормы современных буржуазных отношений.

Поместья почти всегда передавались по наследству и переходили из рук в руки даже через специальные запреты.

Правительство, например, очень старалось изолировать поместные участки, дававшиеся служилым иностранцам, число их все увеличивалось в XVII веке, тем не менее по документам можно насчитать целый ряд несомненно русских людей, владевших ино-земцевскими поместьями*. Все, чего удавалось более или менее достигнуть, – это, чтобы “земли из службы не выходили”.

 Но, во-первых, служить обязаны были и вотчинники, после Грозного “не служить никому” было уже нельзя. А, во-вторых, провести и этот принцип на практике было нелегким делом.

Помещик, как и всякий православный человек, стремился “устроить свою душу” – обеспечить молитвы церкви за него после его смерти и, как всякий землевладелец, достигал этого, жертвуя тому или другому монастырю часть своих земель.

Бывало это и в XVI веке, а в XVII столетии сделалось обиходным явлением, несмотря, опять-таки, на ряд форменных запретов, и целый ряд поместных участков сливался таким путем с монастырскими вотчинами.

Втолковать московскому человеку разницу между “собственностью” и “владением” было далеко не легким делом, в особенности, когда право собственности на каждом шагу нарушалось не только верховной властью, как это было при всякой опале времен Грозного или Годунова, но и любым сильным феодалом**. “То, чем я владею, мое, покуда не отняли” – такое, юридически неправильное, но психологически совершенно понятное представление существовало у каждого древнерусского землевладельца, был ли он вотчинник или помещик.

И разницу между вотчиной и поместьем мы поймем легче всего, беря их не со стороны обязательств, лежавших на том и на другом типе землевладения по отношению к государству, а со стороны хозяйственного интереса владельцев.

С этой точки зрения мы легко поймем, почему излюбленным типом второй половины XVI века было поместье, а следующего века – вотчина.

В период лихорадочной, хищнической эксплуатации захваченной земли ее стремились использовать возможно скорее, чтобы затем бросить и приняться эксплуатировать новую.

И когда отношения снова приняли средневековую устойчивость, естественно было появиться тенденции закрепления за собой и своей семьей занятой земли: и не менее естественно, что раньше всего эта тенденция обнаружилась по отношению к более ценным имениям. В поместье брали теперь то, что не жалко было бросать.

Мало-помалу, однако же, закреплять за собою имение стало такою же привычкой землевладельца, как и закреплять крестьянина в этом имении, и тогда “поместный элемент” в московском, и особенно подмосковном, землевладении “стал очень близок к исчезновению”.

В Боровском, например, уезде в 1629 – 1630 годах поместные земли составляли 2/5; всех земель, а вотчинные – 3/4 а в 1678 году первые давали лишь одну четверть всех имений, а вторые – 3/4.

В Московском уезде в 1624 – 1625 годах поместные земли составляли еще 35,4%, а в 1646-м всего 4,4%***.

Источник: http://bibliotekar.ru/2-9-73-russkaya-istoriya/130.htm

История России – тема 16

Разница между собственностью и владением, и разница между вотчиной и поместьем. В чем разница между вотчиной и поместьем

Основой экономики Русского государства конца XV – начала XVI вв. являлось земледелие, подавляющее большинство населения составляли крестьяне. В деревне насчитывалось 3 – 5 дворов, в селе – до нескольких десятков. Как правило, село имело церковь. Вотчина обычно состояла из “села с деревнями”.

В конце XV в. на смену двухполью и подсеке приходит трехполье. Главными зерновыми культурами оставались рожь, пшеница, ячмень. Наряду с зерновым хозяйством развивались садоводство и огородничество.

В XV продолжалось развитие феодального землевладения. Будучи верховным собственником земли, князь часть земель жаловал служилым людям “в вотчину”. Вотчины являлись формой обеспечения службы. Это была наследственная, но все же условная собственность.

Земельной собственности, не связанной со службой, в Русском государстве не существовало. В конце XV в., после выселения новгородских бояр, на их месте были “испомещены” московские служилые люди. Их владения стали именоваться поместьями.

Так наряду с вотчинным возникло поместное землевладение.

Формально поместье считалось лишь временным держанием, а не собственностью, как вотчина. Реально оно передавалось по наследству, так как обеспечивало службу сыновей помещика.

ВотчинаПоместье
Предоставляется за службуПредоставляется за службу
НаследуетсяФактически наследуется
Продается и покупаетсяНе продается и не покупается
Вкладывается в монастырьНе вкладывается в монастырь

Поместная система исключала переход земель светских владельцев в руки монастырей, сокращавший фонд земель для пожалований за службу и потому беспокоивший светскую власть. Принципиальной разницы между вотчинниками и помещиками как отдельными слоями господствующего класса не существовало. Нередко человек владел и вотчиной, и поместьем.

Размеры владения не зависели от его формы: и вотчины, и поместья бывали и крупными, и мелкими. Возникновение поместной системы облегчило поглощение черных земель частным землевладением, так как формально земля оставалась в руках великого князя. Поэтому крестьяне менее активно сопротивлялись передаче своей земли в поместье, нежели в вотчину.

2. Крестьяне и холопы

Крестьяне делились на черносошных, живших на государственных, “черных” землях, и частновладельческих. Положение последних было тяжелее, их повинности постепенно росли. Преобладал натуральный оброк, барщина и денежный оброк были развиты слабо. Барскую пашню обрабатывали в основном не крестьяне, а холопы.

XV в. не знал прикрепления крестьян к земле. В 1497 г. был принят Судебник. Он установил единое для всей страны время перехода крестьян от одного владельца к другому: неделя до и неделя после Юрьева дня осеннего (26 ноября). Это не означало нового ограничения: сроки перехода ограничивались и раньше. Новым было лишь установление единой нормы для всей страны. Это еще не было закрепощением.

3. Господствующие слои общества

Главой Русского государства был великий князь. Его власть была ничем не ограничена, являлась деспотической, не подчинялась никакому закону.

Ниже великого князя стояли удельные князья (братья и племянники великого князя). Иван III стремился ослабить уделы.

Его удельные братья или не получили от великого князя разрешения жениться, или погибли в заключении, а их уделы были ликвидированы. К концу жизни Ивана III сохранился лишь один удел у его племянника.

Правда, в своем завещании Иван III выделил уделы своим младшим сыновьям, но они были значительно меньше прежних.

Ниже удельных князей стояли служилые князья – прежде самостоятельные государи, перешедшие на службу московскому великому князю. Постепенно из вассалов великого князя они окончательно переходили в разряд его подданных, становясь обычными вотчинниками с княжеским титулом. На протяжении XV в. произошло “обояривание” князей: многие князья вошли в Боярскую Думу, получили думные чины.

Слово “боярин” в узком смысле означает члена Боярской Думы. Так что собственно бояр было в конце XV в. чуть более десяти. Однако, говоря о московском боярстве, имеют в виду совокупность старинных служилых родов, поставлявших основную массу бояр.

Старомосковское нетитулованное боярство было опорой великокняжеской власти. В отличие от западноевропейских феодалов, русские бояре получали вотчины только от князя и только за службу.

Боярство было заинтересовано в усилении великокняжеской власти и объединении русских земель, так как владения бояр были разбросаны на обширной территории, зачастую в разных княжествах.

Наряду с боярами в Боярскую Думу входили окольничие. В XVI в. появился третий думный чин – думный дворянин.

Дворяне составляли основную массу служилых людей. “Дворянин” – от слова “двор”. В первой половине XV в. так именовали слуг “под дворским” – управителем княжеской вотчины. За службу они получали небольшие владения, позднее ставшие поместьями. В XVI в. дворянами стали называть верхушку служилых людей, вошедших в состав Государева Двора, а остальные именовались “детьми боярскими”.

4. Местничество

Порядок прохождения службы основывался на системе местничества. Назначение на должности зависело от заслуженности рода. Если один человек служил на несколько ступней ниже другого по служебной лестнице, то такое же расстояние сохранялось между их сыновьями, племянниками, внуками и т.д.

Человек не мог принять “невместное” (недостаточно почетное) назначение, так как причинил бы этим урон всему своему роду.

Местничество было особенно выгодно нетитулованному старомосковскому боярству, которое гордилось не просто знатностью, а заслугами на службе московским князьям.

Однако местничество препятствовало продвижению способных, но незнатных людей. Особенно опасны оказывались местнические споры во время военных походов.

5. Центральное и местное управление

До середины XVI в. существовало только два общегосударственных ведомства: Государева Казна и Государев Дворец. Казна являлась одновременно государственной канцелярией. Она ведала также сношениями с другими государствами. Казначея – главу Казны – иностранцы именовали канцлером.

Дворец управлял имуществом великого князя, прежде всего – землями. С присоединением новых земель создавались новые дворцы: нижегородский, тверской и т.д. Существование отдельных учреждений для управления различными территориями было пережитком раздробленности.

Отраслевое – приказное – управление стало складываться лишь в середине XVI в.

Основу местного управления составляла система кормлений. Страна делилась на уезды, уезды на волости. Уездом управлял наместник, волостью – волостель. Они не получали жалования за свою управленческую и судебную деятельность. Сама эта деятельность была лишь дополнением к главному – к праву получать “кормление”, т.е. собирать в свою пользу часть налогов и судебные пошлины – “присуд”.

Кормление давалось в награду за прежнюю службу. Вначале система кормлений способствовала объединению Русского государства. Московские служилые люди были заинтересованы в расширении владений Москвы, так как при этом возрастало число кормлений. Но система кормлений обладала большими недостатками.

Управление оказывалось для кормленщиков только обременительным придатком к получению “корма”. Поэтому свои обязанности они исполняли плохо, нередко передоверяли их холопам- тиунам. К тому же в получении кормлений не было порядка.

Такая система местного управления не соответствовала задачам централизации.

6. Характер Русского государства в конце XV – начале XVI вв

Все это свидетельствует о том, что русское государство конца XV – начала XVI вв. было единым, но еще не централизованным.

Вместе с тем, великокняжеская власть приобрела деспотический характер.

Так, когда Иван III решил лишить престолонаследия своего внука Дмитрия и передать престол сыну от второго брака Василию, он заявил: “Чи не волен яз, князь великий, в своих детех и в своем княжении? Кому хочу, тому дам княжение”.

А для казни двух высокопоставленных вельмож оказалось достаточным основанием то, что они “высокоумничали”. Даже знатнейший боярин для великого князя оказывался не более, чем холопом.

На что следует обратить внимание при ответе:

Точка зрения о том, что Русское государство XVI в. – единое, но не централизованное, является в науке дискуссионной. Автор разделяет ее, но обращает внимание абитуриентов на то, что есть и противоположное мнение.

Источник: http://www.1543.ru/school/books/Kacva_History_abitur/chap16.htm

Русская история

Разница между собственностью и владением, и разница между вотчиной и поместьем. В чем разница между вотчиной и поместьем

Осложненные служебные обязанности дворянства требовали лучшего материального обеспечения его служебной годности. Эта потребность внесла важную перемену в хозяйственное положение дворянства как землевладельческого класса.

Вам известно юридическое различие между основными видами древнерусского служилого землевладения, между вотчиной, наследственной собственностью, и поместьем, владением условным, временным, обыкновенно пожизненным.

Но задолго до Петра оба эти вида землевладения стали сближаться друг с другом: во владение вотчинное проникали черты поместного, а поместное усвояло юридические особенности вотчинного. В самой природе поместья, как земельного владения, заключались условия его сближения с вотчиной.

Свадьба Петра и Екатерины, 1712 год

Первоначально, при свободном крестьянстве, предметом поместного владения по его идее был собственно поземельный доход с поместья, оброк или работа тяглых его обывателей, как жалованье за службу, похожее на кормление. В таком виде переход поместья из рук в руки не создавал особых затруднений.

Но помещик, естественно, обзаводился хозяйством, строил себе усадьбу с инвентарем и рабочими холопами, заводил барскую дворовую пашню, расчищал новые угодья, селил крестьян со ссудой.

Так на государственной земле, отданной служилому человеку во временное владение, возникали хозяйственные статьи, стремившиеся стать полной наследственной собственностью своего хозяина. Значит, право и практика тянули поместье в противоположные стороны.

Крестьянская крепость дала практике перевес над правом: как могло поместье оставаться временным владением, когда крестьянин укреплялся за помещиком навсегда по ссуде и подмоге? Затруднение ослаблялось тем, что, не касаясь права владения, закон, уступая практике, расширял права распоряжения поместьем, допускал покупку поместья в вотчину, обращение в иск, мену и сдачу поместья сыну, родственнику, жениху за дочерью или племянницей в виде приданого, даже чужеродцу с обязательством кормить сдатчика или сдатчицу либо жениться на сдатчице, а иногда и прямо за деньги, хотя право продажи решительно отрицалось.

Верстаньем в отвод и в припуск выработалось правило, устанавливавшее фактически не только наследственность, но и единонаследие, неделимость поместий.

В верстальных книгах это правило выражалось так: «А как сыновья в службу поспеют, старшего верстать в отвод, а меньшему служить с отцом с одного поместья», которое по смерти и справлялось целиком за сыном-сослуживцем. В указах уже при царе Михаиле появляется термин со странным сочетанием непримиримых понятий: родовые поместья.

Этот термин сложился из распоряжений тогдашнего правительства «мимо родства поместий не отдавать». Но из фактической наследственности поместий вытекало новое затруднение. Поместные оклады возвышались по степени чинов и заслуг помещика.

Отсюда возникал вопрос: как передавать отцово поместье, особенно большое, сыну, еще не выслужившему отцова оклада? Московский приказный ум разрешил эту кляузу указом 20 марта 1684 г., предписывавшим большие поместья после умерших справлять в нисходящей прямой линии за их сыновьями и внуками, верстанными и наверстанными в службу, сверх их окладов, т. е.

независимо от этих окладов, сполна без отрезки, а родственникам и чужеродцам отрезок не давать, при отсутствии прямых наследников отдавать боковым на известных условиях. Этот указ перевернул порядок поместного владения. Он не устанавливал наследственности поместий ни по закону, ни по завещанию, а только укреплял их за фамилиями: это можно назвать фамилиаризацией поместий.

Поместное верстание превращалось в разверстку вакантного поместья между обильными наличными наследниками, нисходящими или боковыми, следовательно, отменялось единонаследие, что вело к дроблению поместий.

Образование регулярной армии довершило разрушение основ поместного владения: когда дворянская служба стала не только наследственной, но и постоянной, и поместье должно было стать не только постоянным, но и наследственным владением, слиться с вотчиной. Все это повело к тому, что поместные дачи постепенно заменялись пожалованиями населенных земель в вотчину.

В сохранившемся перечне дворцовых сел и деревень, розданных монастырям и разным лицам в 1682–1710 гг., редко, да и то только до 1697 г., отмечены дачи «в поместье»; обычно имения раздавались «в вотчину».

Всего роздано в эти 28 лет около 44 тысяч крестьянских дворов с полумиллионом десятин пашни, не считая лугов и леса. Так к началу XVIII в.

поместье приблизилось к вотчине на незаметное для нас расстояние и готово было исчезнуть как особый вид служилого землевладения.

Тремя признаками обозначилось это сближение: поместья становились родовыми, как и вотчины; они дробились в порядке разверстки между нисходящими или боковыми, как дробились вотчины в порядке наследования; поместное верстание вытеснялось вотчинным пожалованием.

Источник: http://redstory.ru/education/klychevsky4/37.html

Юр-защитник
Добавить комментарий