Статья 2.7 коап рф крайняя необходимость. Крайняя необходимость в административном праве

Статья 2.7 КОАП РФ. Крайняя необходимость

Статья 2.7 коап рф крайняя необходимость. Крайняя необходимость в административном праве

Не является административным правонарушением причинение лицом вреда охраняемым законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или других лиц, а также охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и если причиненный вред является менее значительным, чем предотвращенный вред.

См. все связанные документы >>>

1. Комментируемая статья не только освобождает лицо, совершившее административное правонарушение в состоянии крайней необходимости, от административной ответственности, но и не считает такие действия административным правонарушением. Именно так институт крайней необходимости понимается и в уголовном законодательстве.

Статья 39 УК РФ устанавливает, что не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости.

Точно так же в административном праве не является административным правонарушением причинение вреда охраняемым законом об административных правонарушениях интересам в состоянии крайней необходимости.

2. Под вредом, причиняемым охраняемым законом интересам, имеются в виду различные действия, образующие состав административного правонарушения, влекущего административную ответственность. При совершении таких деяний в состоянии крайней необходимости отсутствует признак вины.

Институт крайней необходимости способствует повышению социальной активности людей, предоставляет им возможность принимать участие в предотвращении вреда правам человека, интересам государства и общества.

3. Объектами защиты от угрожаемой опасности являются личность и права данного лица или других лиц, охраняемые законом интересы общества и государства. Указание в первую очередь на личность и права человека полностью соответствует провозглашенным в ст. 2 Конституции РФ положениям о том, что человек, его права и свободы – высшая ценность, а их признание и защита – обязанность государства.

Комментируемая норма нацеливает всех граждан на участие в решении этой задачи, в предотвращении опасности, угрожающей жизни, здоровью, правам и свободам человека. Подлежат защите и другие охраняемые законом интересы общества и государства, в частности все виды собственности.

4. В комментируемой статье раскрывается содержание понятия крайней необходимости и приводятся условия, при которых действия лица в этом состоянии не являются административным правонарушением.

При крайней необходимости происходит столкновение двух интересов: угроза причинения вреда одним правоохраняемым интересам устраняется путем причинения вреда, хотя и меньшего, другим.

5. Состояние крайней необходимости возникает, когда имеется действительная, реальная, а не мнимая угроза указанным интересам. Не будет крайней необходимости, если угроза указанным охраняемым интересам может возникнуть в будущем. На это прямо указывают слова текста статьи “для устранения опасности, непосредственно угрожающей”.

Источниками угрожающей опасности при крайней необходимости, в частности, могут быть стихийные силы – наводнения, пожары, землетрясения и др., дикие или домашние животные, например при их нападении на человека; источники повышенной опасности, например неисправная автомашина; человек, причиняющий или угрожающий причинить вред правоохраняемым интересам.

6. Действия лица, устраняющего угрозу указанным правоохраняемым интересам, формально образуют состав одного или нескольких правонарушений, предусмотренных соответствующими статьями Кодекса или закона субъекта РФ, устанавливающего административную ответственность за административные правонарушения.

Например, в случае нарушения Правил дорожного движения одним водителем другой водитель, едущий на встречной автомашине, чтобы спасти жизнь пассажиров обеих машин, нарушает правила маневрирования, т.е. тоже нарушает правила дорожного движения, что образует состав административного правонарушения, предусмотренного ст. 12.14 Кодекса.

Для ликвидации пожара может возникнуть необходимость в нарушении правил водопользования (ст. 8.14), незаконной порубке деревьев, кустарников (ст. 8.28), порче сельскохозяйственной земли (ст. 8.6) и др.

Для защиты людей от нападающего животного иногда бывает необходимо произвести выстрел в населенном пункте, что образует состав правонарушения, предусмотренного ст. 20.13 Кодекса.

7. В данной статье приводятся два условия, при наличии которых лицо, находящееся в состоянии крайней необходимости, не рассматривается как совершившее административное правонарушение. Первое из них: невозможность устранения возникшей угрозы правоохраняемым интересам иными средствами. И второе – причиненный вред должен быть менее значительным, чем предотвращенный.

Причинение вреда правоохраняемому интересу можно признать оправданным, если у человека не было иного выхода для спасения более ценного блага. Поэтому при обнаружении угрозы правоохраняемым интересам должны изыскиваться непротивоправные пути предотвращения или устранения такой угрозы.

Если такой возможности нет, должны приниматься меры, минимально нарушающие правоохраняемый интерес, т.е. совершаться такие действия, которые образуют наименее опасные правонарушения.

Вопрос о том, являлся ли использованный для предотвращения вреда способ единственно возможным, решается с учетом конкретных обстоятельств дела.

Для сопоставления вреда предотвращенного и вреда причиненного нужно учитывать социальное содержание интересов защищаемых и нарушаемых.

При сопоставлении жизни и здоровья человека и имущественных интересов предпочтение отдается жизни и здоровью людей.

Если для защиты имущественных интересов нарушаются такие же интересы, применяется стоимостный фактор оценки вреда причиненного и предотвращенного.

8. Если лицо, совершившее нарушение, влекущее административную ответственность, действовало в состоянии крайней необходимости, производство по делу не может быть начато, а начатое подлежит прекращению. Решение по этому вопросу может быть принято как при составлении протокола об административном правонарушении, так и при рассмотрении дела (см. п. 3 ч. 1 ст. 24.5).

Источник: https://rulaws.ru/koap/Razdel-I/Glava-2/Statya-2.7/

Судебный участок №2 Засвияжского района Засвияжского судебного района г.Ульяновска

Статья 2.7 коап рф крайняя необходимость. Крайняя необходимость в административном праве
sh: 1: –format=html: not found
Процедура медиации– способ урегулирования споров при содействии медиаторов на основе добровольного согласия стороны в целях достижения ими взаимоприемлемого решения.

         В соответствии с ч. 4 ст.

1 Федерального Закона от 27.07.

2010 №193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» (далее – Закон) процедура медиации может применяться после возникновения споров, рассматриваемых в порядке гражданского судопроизводства.

       Процедура медиации применяется для рассмотрения следующих споров:

-возникающих из гражданских правоотношений;

-возникающих из трудовых отношений (кроме коллективных трудовых споров);

-возникающих из семейных правоотношений.

      Процедура медиации не применяется, если указанные споры:

–   затрагивают или могут затронуть  права и законные интересы третьих лиц, не участвующих в медиации;

–   публичные интересы.

Обращение к процедуре медиации возможно на любой стадии гражданского процесса.

В соответствии с ч. 2 ст. 4 Закона стороны могут применить процедуру медиации в любой момент до принятия решения по спору судом.

 Основанием является соглашение сторон о применении процедуры медиации, заключенное в письменной форме, или ссылка в договоре на документ, содержащий условия урегулирования спора при содействии медиатора, – медиативная оговорка – при условии, что договор заключен в письменной форме (ст. 7 Закона).

При принятии решения о проведении процедуры медиации, стороны заявляют об этом ходатайство и передают суду соглашение о применении процедуры медиации, которое суд приобщает к материалам дела.

Если о решении сторон о применении процедуры медиации заявлено в ходе судебного заседания (предварительного судебного заседания), то в протоколе судебного заседания делается соответствующая отметка.

В соглашении о применении процедуры медиации должно быть указано: дата, стороны, предмет спора, согласие сторон на применение процедуры медиации. Соглашение подписывается обеими сторонами.

В соответствии с ч.1 ст. 169 ГПК РФ по ходатайству  обеих сторон о принятии ими решения о проведении процедуры медиации суд может отложить разбирательство дела на срок, не превышающий шестидесяти дней.

В исключительных случаях в связи со сложностью разрешаемого спора, с необходимостью получения дополнительной информации или документов срок проведения процедуры медиации может быть увеличен по договоренности сторон и при согласии медиатора.

Срок проведения процедуры медиации не должен превышать сто восемьдесят дней, за исключением срока проведения процедуры медиации после передачи спора на рассмотрение суда или третейского суда, не превышающего шестидесяти дней.

Применение процедуры медиации осуществляется на основании соглашения о проведении процедуры медиации, которое в соответствии со ст. 8 Закона должно содержать сведения:

– о предмете спора;

–     о    медиаторе,    медиаторах    или    об    организации,    осуществляющей деятельность по обеспечению проведения процедуры медиации;

– о порядке проведения процедуры медиации;

–    об   условиях   участия   сторон   в   расходах,   связанных   с   проведением процедуры медиации (оплата услуг осуществляется сторонами в равных долях, если стороны не договорились об ином – ст. 10 Закона);

– о сроках проведения процедуры медиации. Срок проведения определяется соглашением сторон и должен составлять не более шестидесяти дней, в исключительных случаях по договоренности сторон он может быть увеличен, но не должен превышать ста восьмидесяти дней (ст. 13 Закона).

Основания прекращения процедуры медиации установлены ст. 14 Закона, к которым относятся:

–   заключение сторонами медиативного соглашения,

–   заключение сторонами соглашения о прекращении процедуры медиации без достижения согласия по имеющимся разногласиям,

–   заявление  медиатора  о   прекращении  процедуры  медиации,   заявление стороны (обеих сторон) об отказе от продолжения процедуры медиации,

– истечение срока проведения процедуры медиации.

Если в результате проведения процедуры медиации сторонами заключено медиативное соглашение, то оно ими передается в суд, рассматривающий гражданское дело с участием сторон.

В соответствии с п. 3 ст. 12 Закона медиативное соглашение может быть утверждено в качестве мирового соглашения судом. Утверждение мирового соглашения сторон осуществляется в порядке и в соответствии с требованиями, установленными процессуальным законодательством.

Мировое соглашение должно соответствовать закону и не нарушать права и законные интересы других лиц (ст. 39 ГПК РФ). Утверждение мирового соглашения является основанием для прекращения производства по делу (ст. 220 ГПК РФ).

Образец ходатайства об утверждении медиативного соглашения в качестве мирового соглашения и прекращении производства по делу по ссылке.

Если по результатам проведения процедуры медиации стороны утратили интерес к судебному рассмотрению спору, сторона, занимающая положение истца вправе заявить об отказе от иска, что повлечет прекращение производства по делу.  

Источник: http://2zasvrn.uln.msudrf.ru/modules.php?name=info_pages&id=626&print_version=1

Крайняя необходимость административное право

Статья 2.7 коап рф крайняя необходимость. Крайняя необходимость в административном праве

Курска Рябинин В. Курск, ул. Х Зябрев А. В судебном заседании Зябрев А. В машине кроме него, А. О том, что Г.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему – обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

  • Интересное обществознание/Кодекс об административных правонарушениях
  • Федерация Автовладельцев России
  • МЭБИК Административное право Билет 03
  • Крайняя необходимость. Стоит ли доказывать свою правоту
  • Статья 2.7. Крайняя необходимость
  • Национальный правовой Интернет-портал Республики Беларусь
  • Правовое регулирование применения крайней необходимости при освобождении заложников
  • В каких случаях за нарушение ПДД не штрафуют

Интересное обществознание/Кодекс об административных правонарушениях

Науки и перечень статей вошедших в журнал: Авторы: DOI: Самозащита — это особый частный случай защиты, специфика которого проявляется в том, что управомоченное лицо непосредственно своими действиями может защитить свое нарушенное право без обращения к компетентным органам.

В рамках административного права вопросам самозащиты посвящена всего одна статья Кодекса об административных правонарушениях — ст. Вообще интересная история развития данных институтов в административном праве России.

Они были известны дореволюционному законодательству, некоторое время действовали в РФ, но в настоящее время в Кодексе осталась только одна статья, которая посвящена крайней необходимости, а институт необходимой обороны исключен теперь из сферы административно-правового регулирования.

Исключение из административного права института необходимой обороны существенно ограничивает возможности физического лица в фактической реализации им прав, свобод и интересов.

Число правонарушений, посягающих на общественный порядок и общественную безопасность, на права собственности неуклонно увеличивается.

Государство не в состоянии должным образом обеспечить правопорядок, а инициатива гражданина по самостоятельной защите своих прав сейчас входит в противоречие с действующим административным законодательством, так как новый КоАП не предусматривает данного института.

Таким образом, приходится констатировать, что законодатель пошел по пути ограничения применения потенциальных возможностей самозащиты прав и свобод в связи с совершением административных правонарушений, что обусловлено исключением такого важного института самозащиты как необходимая оборона ст.

Объясняется это небольшой степенью общественной опасности административных правонарушений. В соответствии со ст.

Следует обратить внимание, что данная норма практически дословно воспроизводит аналогичную норму УК РФ ч. Это вполне оправдано по причине того, что не существует принципиальных отличий названного правового института в уголовном и административном праве. Институт крайней необходимости является действенным средством реализации гарантированной ст.

Вступление в юридическую силу Конституции РФ и ряда нормативных правовых актов направлено на стимулирование правовой активности личности. Особенно важна правовая активность личности в связи с совершением правонарушения различной степени общественной опасности.

Это обусловлено теми обстоятельствами, что правоохранительные органы, к сожалению, в должной мере не могут оперативно применять меры пресечения правонарушений и восстановления нарушенного правового состояния, а гражданин, который имеет отношение к правонарушению, чаще всего в качестве потерпевшего, может сам проявить правоохранительную инициативу.

Крайняя необходимость является обстоятельством, исключающим административную ответственность лица за совершенное правонарушение. Это положение закреплено в п.

Таким образом, производство по такому делу не может быть начато, а начатое подлежит прекращению. Крайняя необходимость — это такое правовое состояние, которое обусловлено необходимостью жесткого выбора между двумя или несколькими охраняемыми законом правовыми интересами ценностями , которые входят в состояние острого правового конфликта.

Здесь включается в действие механизм соразмерности, когда причиненный вред охраняемым законом интересам менее значительный, чем предотвращенный, уничтожение или повреждение чужого имущества ст.

Опасность, угрожающая охраняемым интересам, не могла быть устранена иными средствами, то есть не было возможности избрать другие меры для защиты, не причиняющие вреда. Таким образом, при рассмотрении вопроса о виновности лица необходимо решить вопрос о том, являлось ли совершение противоправного деяния единственной возможностью для предотвращения вреда.

Причиненный вред должен быть менее значительным, чем предотвращенный. При оценке данного положения необходимо учитывать значимость интересов, которые защищались и которые были нарушены.

Как правило, состояние крайней необходимости возникает в экстремальных или опасных ситуациях пожар, землетрясение, выход из строя оборудования и т. Формально в действиях этого лица содержится состав того или иного административного правонарушения.

Причиненный вред считается оправданным, если у лица не было иного выхода для спасаемого блага. В заключение хотелось бы отметить следующее. Мы живем в довольно криминогенное время, и никто из нас не застрахован от того, что завтра или послезавтра он не окажется в ситуации, когда возникнет необходимость самому защищать собственную жизнь или жизнь своих близких.

В связи с ростом административных правонарушений и увеличением причиняемого при этом ущерба, важным видится применение такой меры самозащиты, как крайняя необходимость.

Источник: https://thehushnow.com/administrativnoe-pravo/kraynyaya-neobhodimost-administrativnoe-pravo.php

Освобождение от административной ответственности

Статья 2.7 коап рф крайняя необходимость. Крайняя необходимость в административном праве

В судебной практике есть примеры, когда организации освобождались от административной ответственности, если их действия признавались совершенными в ситуации крайней необходимости.

Согласно ст. 2.7 КоАП РФ не является административным правонарушением причинение лицом вреда охраняемым законам интересам в состоянии крайней необходимости. Рассмотрим примеры судебной практики, в которых суд внял доводам привлекаемого к ответственности лица.

Споры о нелицензированной деятельности

Постановлением Департамента Федеральной службы по надзору в сфере природопользования общество привлекли к административной ответственности по ч. 1 ст. 7.3 КоАП РФ за пользование недрами без лицензии в виде штрафа в размере 800 тыс. руб. Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным и отмене постановления Департамента.

Суд посчитал, что общество действовало в состоянии крайней необходимости: общество использовало артезианскую скважину для добычи подземных вод с целью водоснабжения поселка, скважина располагалась на земельном участке, переданном в аренду обществу муниципальным образованием.

Общество не могло оформить в надлежащие сроки лицензию из-за отсутствия правоустанавливающих документов на земельный участок, на котором располагается скважина.

В то время как приостановить деятельность по добыче воды общество не могло из-за угрозы наступления неблагоприятных последствий и ухудшения санитарно-эпидемиологического состояния, вызванного отсутствием воды в населенных пунктах.

Таким образом, в действиях общества нет состава административного правонарушения (постановление ФАС Северо-Западного округа от 27.01.2014 по делу № А56-38127/2013).

Схожий спор рассматривался Арбитражным судом Уральского округа в ноябре 2015 года. Предприятие осуществляло забор воды из озера для водоснабжения промышленных предприятий, населения поселка и собственных технологических нужд.

При этом у предприятия отсутствовал договор водопользования на забор воды для питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения, что, по мнению административного органа, является правонарушением (ст. 7.6 КоАП РФ).

Между тем в ходе судебного рассмотрения дела установлено, что предприятию было отказано в продлении действия соответствующего договора из-за отсутствия санитарно-эпидемиологической экспертизы. Предприятие предпринимало меры для проведения такой экспертизы.

Суд пришел к выводу, что прервать водоснабжение населенного пункта предприятие не могло из-за угрозы возникновения неблагоприятных последствий для населения, забор воды фактически оплачивался в рамках договора водопользования для промышленных нужд. Все это свидетельствует о действии в состоянии крайней необходимости, состав административного правонарушения не образуется (постановление от 11.11.2015 по делу № А60-52282/2014).

Довод о крайней необходимости наиболее часто используется в спорах о привлечении к административной ответственности за осуществление деятельности без специального разрешения (лицензии), например по ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ.

Так, общество арендовало у муниципального образования земельный участок под полигон твердых бытовых отходов (ТБО) и с момента получения участка осуществляло деятельность по обезвреживанию и размещению отходов I–IV классов опасности.

Решением арбитражного суда, оставленным в силе апелляционным судом, общество по заявлению прокурора привлечено к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.

1 КоАП РФ за осуществление деятельности без лицензии в виде штрафа в размере 40 тыс. руб.

Суд округа не согласился с выводами нижестоящих судов, поскольку суды не обратили внимание на доводы общества о действии в состоянии крайней необходимости.

На земельном участке уже располагался полигон ТБО, и в связи со скоплением большого количества мусора и отходов сложилась неблагоприятная экологическая обстановка.

Общество вынуждено было в целях предотвращения экологического вреда в срочном порядке начинать работы по утилизации и размещению ТБО.

В то же время общество принимало все возможные меры для получения лицензии, получило положительное санитарно-эпидемиологическое заключение Росприроднадзора, необходимое для лицензии. В связи с этим и с учетом того, что суды не изучили доводы о малозначительности правонарушения, кассация направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции (постановление АС Центрального округа от 21.10.2014 по делу № А62-2465/2014).

Но не только в спорах по осуществлению лицензированных видов деятельности применяется ст. 2.7 КоАП РФ.

Спор о собрании акционеров

Общество провело годовое общее собрание акционеров без списка лиц, имеющих право на участие в общем собрании. Надзорный орган привлек общество к административной ответственности по ч. 3 ст. 15.23.1 КоАП РФ, назначил административное наказание в виде штрафа в размере 500 тыс. руб. Общество посчитало постановление о привлечении к ответственности незаконным и обратилось в арбитражный суд.

Суд согласился с доводами общества, указав, что в силу ст. 1.5 КоАП РФ лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина. При этом важно установить, имело ли лицо возможность соблюдать требования закона и предприняло ли все необходимые для этого меры.

Источник: https://www.arbitr-praktika.ru/article/1968-qqe-16-m5-27-05-2016-osvobojdeniye-ot-administrativnoy-otvetstvennosti

Юр-защитник
Добавить комментарий